Летописное повествование о народе, козаках запорожских, отколь они взялися, и какие от них дела происходили, о разном повествовании, отколе и от коих времен и из каких народов в российских местах козаки, по мнению своему, быть мнят собрано и составлено...

 

Летописное повествование о народе, козаках запорожских, отколь они взялися, и какие от них дела происходили, о разном повествовании, отколе и от коих времен и из каких народов в российских местах козаки, по мнению своему, быть мнят собрано и составлено чрез труды инженер-генерал-майора и кавалера Александра Ригельмана 1785-86 года.

 

ЛЕТОПИСНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ О МАЛОЙ РОССИИ И ЕЕ НАРОДЕ И КОЗАКАХ ВООБЩЕ,

отколь и из какого народа оные происхождение свое имеют, и по каким случаям они ныне при своих местах обитают, как то: черкаские или малороссийские и запорожские, а от них уже донские, а от сих яицкие, что ныне уральские, гребенские, сибирские, волгские, терские, некрасовские, и проч. козаки, как равно и слободские полки.

собрано и составлено чрез труды инженер-генерал-майора и кавалера

Александра Ригельмана

1785-86 года.

 

Москва.

В университетской типографии.

1847.

 

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЮ

 

Хотя довольно известно о Малороссии, о народе и козаках ее, и то, что она издревле была владение Киевское и прочие тамошние княжения российских великих князей, и что потому оное и доныне именуется отчиною великих царей и императоров российских, и то, какими случаями отторгнуто было оно, как равно и прочие княжения, от Российского державства чрез нашествие и разорение татарское, однако имеющиеся в Малой России истории малороссийские две, писанные двумя неизвестными писателями, хотя нарочито сходственны в повествовании между собою о делах гетмана Хмельницкого и последователей его, в числе лет и прочего, но много в оных находится недополненного, а паче о начале народа своего пишут, как видно, с баснословия, несправедливо. Для чего возжелалось исследовать о справедливости чрез вернейших историков и тем дополнить недостающее. По которым оказалось точно так, как мною в сию повесть введено, как то: из книг о древних российских народах, из Четьи-Минеи, из Синопсиса, из польских и российских летописей, из азовской и из ядра российской и польской историй, из древних российских дворцовых записок и прочих повествователей. А как могут быть в оной книге какие излишки, погрешности или что и недостающее, то в том благосклонного читателя униженно прошу, неисправности оные своим благим рассуждением загладя, поправить, за что проситель остается тому покорным слугою.

 

ЧАСТЬ I

 

О народе, состоящем в Малой России, и козаках малороссийских, или запорожских, отколь они взялися, и какие от них дела происходили, также каким образом оные, будучи россияне, под польское и из под оного владения под Российское державство и в какое время достались и кем, повествует сия летописная повесть следующим образом

 

КНИГА ПЕРВАЯ

 

ГЛАВА 1

 

О разном повествовании, отколе и от коих времен и из каких народов в российских местах козаки, по мнению своему, быть мнят

Вступление

Хотя всем довольно известно о находящихся в России козаках, каковы и что от них полезности состоит, но в какое время начало свое взяли и как они происходили до нынешних своих степеней, времен и мест, уповательно, мало кому в точности известно. А хотя кто что об них и ведает, чаятельно и то только по нескольку и о некоих, а не обо всех вообще, как то: о запорожских, украинских и черкаских, донских и прочих козаках.

О точном происшествии козаков или малороссийского народа

Для того к любопытству исследовав, сколько возможно достичь до истинного начала их, какого бы рода и от коих лет, как происходили они, и, соображая об оном описание разных авторов, и из самих их писателей и мнимых сказаний нашлось, что они все происшествие свое возымели в российских местах от самых древних славян, а не от иного какого народа, как они повествуют о себе. Тем паче доказательно, что они и сами между собою объявляют несогласно, каждые о себе мнят разного рода и происхождения быть.

Одни повествуют, будто происходят от народа козарского и поселились при Днепре-реке и оттоль расширились по всем тем местам, где ныне обитают.

Сказание запорожских козаков о себе

Другие, как то запорожцы, жившие при днепровских порогах, собственно о себе объявляли, якобы войско их начало свое возымело от 948 года чрез вышедшего тогда из Польши некоего человека, именем Семена, роду козарского, который якобы для рыбного промыслу и ловли звериной на устье Бог-реки, и ее лимане, место избрал, и купа, по извещению его о тамошнем свободном промысле, присовокупились к нему земляки его и составили сперва чрез то шайку человек из ста или более. Семена того поставили над собою атаманом и жили там времени несколько, промышляли якобы только звериною и рыбною ловлею, потом от времени до времени приумножилось их до несколько. Носили одежду от ловли своей, поделанную из кож диких коз и сайгаков. Чрез что, а паче чрез великое уже число их, будто бы прославились славными стрелками, и наименовали их по тому козаками. И урочище то, где первое начальное зборище имели, якобы проименовалось с того времени Семеновым Рогом, которое, де, и доныне тем званием именуется.

К тому повествование разных историков

Сие повествование о происшествии их от козар, без сомнения, взяли они из своей же малороссийской истории, писанной неизвестным, якобы действительно они начало свое производят от древних козар и от того проименовались, наконец, в Малой России козаками. И хотя-де говорит тот же их историк Веспасиан Коховский 4 и от коз диких Козаков нарицает, как бы той скоростию ко брани соравняются и ловом тем упражняхуся наипаче, но неприлично, де, от коз Козаков нарицают; приличнее-де Стрийковский объявляет Козаков от древнего и славного некоего их вождя Козака, и его же промыслом многажды татар побеждаху. А Александр Гвагнин 6 от свободы нарицает козаками, занеже яко предки их не от нужды коей, но от доброй воли, охотно и без найму на брань хождаху, тако и ныне козаки, храбрости своей не сокрывающе, ко брани охочи. Так говорит историк.

Иное повествование запорожское

Из них же другие инако повествуют: объявляют будто бы первоначальное собрание их козачества было в селе Седневе, что на Снове-реке, впадающей с правой стороны в Десну-реку, состоящем от оной в 8-ми, а от Чернигова в 24-х верстах, и оттоль происходили жилищами своими вниз от Киева по Днепру на правой ее стороне в Каневе, где ныне того именования местечко Канев. Третье — в Переволочне, ныне ж там крепость Переволочанская, на левой стороне реки оной. Четвертое — на Хортицком острове, что ниже порогов в 15-ти верстах. Пятое — оттоль ниже на Тамаковке. Шестое — на Никитине, что против Каменного Затона, на правой стороне реки. Седьмое — на речке Чертомлыке, близ реки Днепра, на правой же стороне. Восьмое — при устье речки Каменки, впадающей в Днепр, с правой же стороны, выше бывшей турецкой крепости Кизикермена в 17 верстах. Девятое — в Олешках, на Крымской стороне по Днепру ж, против устья реки Ингульца, на песках. Десятое, именовавшееся Сечь Запорожская, — при речке Подпольной, состоящей от Днепра на правой его стороне в 7-ми верстах.

Опровержение тому повествованию

Если верить сему, что происходили запорожцы от села Седнева по Днепру на низ, по объявленным местам, то думать, конечно, надобно, что то не целое войско, но некоторая часть или шайка их была и приобщалась по тем местам к таким же, каковы были сами, и чрез то, что когда стали уже иметь свой кош за порогами, проименовались запорожцами. Но и то следует быть гораздо после Батыева нашествия в Россию и его разорения в оной, всемерно во время уже польского владения, когда по-прежнему в Украйне, а паче от Чернигова, вниз по Днепру, не малое селение быть стало. И так, по сему собственному их сказанию, не могут они от древнего и от колена прямо козарского, но от роду российского быть, как вышедшие из самих российских мест.

Разное мнение козаков о происхождении своем

Иные ж мнят о себе быть из народов роксолянских, донцы ж — чз черкес. Прочие же — от древних неких вольных людей, кои якобы не принадлежали ни к какому владению, и потому мнят о себе все, будто бы они навсегда право имеют в вольности, и ни под чьим точным владением, как только под защитою тех областей, к которым они прикосновены состоят. И для того не почитают себя, чтоб они подлинно были из русских людей или чьи бывшие подданные.

Тому прекословие

Сие гордое мнение берут они себе от пустого только носящегося между ими имени, не исследовав прямо древних писателей, которые о скифах и цымбрах 7, живших сначала около Меотического моря 8, славянского языка описывали, но, надувшись только тем пустым мнением, хотят себя усильно представить, якобы и доныне были подлинно по тем древним народам вольные и ни к кому принадлежащие.

 

ГЛАВА 2

 

О первых пришедших древних славянских народах к Днепру

О начальных народах до козачества

Я представляю здесь несколько из древнейшего описания. Какие народы прежде Козаков и имений их в оных местах, где они ныне жительство имеют, обитали, о которых и господин новый писатель Димитрий Феодосии в книге своей «О жизни и преславных делах Государя Императора Петра Великого» в истории о древности российской упоминает, что в начале 5-го столетия многие колонны славян, не могшие более стерпеть жестокости оружия Римского, в то время весьма усилившегося, принуждены были оставить пределы дунайские и возвратиться к своим прежним однородцам. Из тех одни поселилися на землях, где потом то место Краснорусиею назвалось, между рек Днестра и Днепра, другие пошли к пределам северным, где первые славянские их предки были, как то к озеру Ильменю. Что ж они там производили и где селились, об оном, если угодно кому будет ведать, может из «Собрания Российской истории» видеть. А каких ради причин оные славяне из своих мест прежних выходили и где находились, об оном господин Рычков в «Опыте Казанской истории» пишет.

Расселение славянского народа между рек Днепра и Днестра до Вислы, в Краснорусии проименованной. О построении славянским князем Кием града Киева. О приселении к князю Кию его братьев с сестрою

Славяне ж, которые в Краснорусии поселились и от Днепра до реки Вислы селениями своими распространились, управляемы были собственными своими князьями, кои были три брата — Кий, Щек и Хорев. Старший из них, Кий, в 430 году построил при реке Днепре град, по своему имени — Киев, где он и владычествовал. Второй брат его, Щек, владение свое имел около Черного моря, а третий брат, Хорев, повелевал теми колоннами, которые поселилися по реке Висле и по той висличами прозваны. Благоразумные поступки князя Кия привлекли к нему из многих славянами обитаемых земель множество народов, и чрез не многое время прославился он чрез оружие свое. Наконец, пошел войною на греков и был под Цареградом, заключил мир с ними. По возвращении своем взял он своих братьев, которые многие от соседов беспокойства терпели, к себе в Киев, куда и сестра их, Лыбедь, последовала за ними. Тогда то Щек на горе, не далеко вниз по реке от Киева, построил град Щековицу, которая гора или урочище и доныне в Киеве близ Выдубицкого монастыря тем же званием именуется. Хорев на другой горе также град построил и по своему ж имени назвал оный Хоревицею, который потом Вышгородом проименовало я (состоит выше Киева в 15 верстах). А сестра их Лыбедь построила град на высокой горе ниже Щековицы, дав ему имя Лебедин, почему и протекающая близ оного места небольшая река по её ж имени прозывалась Лыбедью.

Преселение прочих князей славянских же с народом

Храбрость и благоразумие сих князей привело им в подданство многие по полям и лесам скитающиеся народы и многие князи со своими народы, знатнейшие же Радим с радимчанами, Вятка с вятчанами и Дулеб со своими, около реки Буга жившими, народы дулебянами принуждены были оружию их подчиниться. Ходили они войною и на самый Север, против датчан, и неоднократно их побеждали. Царям греческим вспомоществовали и освобождали земли их от неприятелей; ходили ж и против болгар дунайских, и при реке Дунае князь Кий построил град Киевец.

Окончание киевских князей

По кончине сих трех князей их наследники долгое время княжили в своих землях и обладали большею почти частию Северной страны. Владение их продолжалось по 879 год 12, когда последние, от крови первого князя Кия происходящие, князи Оскольд и Дир были от Олега убиты. Об оном в древней российской истории обстоятельнее повествуется.

Вот прямое начало бытия в сих местах российского народа, как выше сказано, от 430 году и от оных людей состоялись все повествующиеся козаки.

 

ГЛАВА 3

 

О козарах, какие народы были, отколь вышли, где обитали и до коих времен находились

Что ж касается о именуемых козарах, от коих мнили запорожцы происшедшими быть, отколь и какие люди были, и могут ли козаки происхождение свое от них иметь последующими с ними коловратностями, объявляет нам ясно взятое из греческих летописцев, российская Четья-Минея, повествованием своим в месяце мае в 11 день, что козары, коих греки козарами, римляне ж газарами называли, был народ скифский, языка славянского. Страна же их была близ Меотического озера, что и Мертвым морем называлось (ныне же Азовским именуется); во оное Дон-река, которая Азию от Европы разделяла, впадает.

В сей стране сперва жительствовало племя первого сына Иафетова Гемера, нарицаемы гемеры, а от грек прозваны были кимеры, российским же языком назывались цимбры, от них же и Меотического озера устье, в Понт Евксинский впадающее, нарицалося Босфор Кимериский. Когда же те цимбры оттуда по полуночным странам расселилися и во иные потом пременилися народы, как то: в литву, в жмуды, в готфы и в прочие, тогда во оной стране Меотического озера и Кимериского Босфора племя некое, Скифское ж, глаголемое (от гор Аланских) аланы, прозваны потом (от реки Козара именуемой) козары, поселились и долгими временами расплодилися зело и населилися пространно по обоим сторонам Дона, как то в Азии, даже до Волги и устья ее, впадающей в Каспийское, или Хвалынское море, иные же в Европе, даже до Днепра, в Черное море входящего. От него же часть не малая, перешед Днепр, над Черным морем, его же и Евксинским Понтом нарицают, поселилися, где ныне Ачаков, или бывший Бористен, и Белгород, или Акерман, и далее, ибо и до Панонии досягали, но уже тамо иными названиями прозваны были, как то: иногда авары, гунны и во инные переменилися народы. Были же нравом грубы, свирепы и нелепообразные. Обычай у них был точно такой, каков ныне у татар: жительствовали более в полях, нежели в городах и селениях, без храмин, в шатрах, кушах или кибитках, переходя от места на место ради скотоводства, в чем их и пажить состояла, так равно, как и ныне кочующие в степях, питалися зелием и мясом более, нежели хлебом, мясом же наполу суровым, то есть полувареным или полупареным. На войне и бранях были зело храбры и всем страшны.

Начальника их называли каганом (иностранные же летописцы нарицали его хаганом или хаян). Название же то, каган, не было имя прямое человеку, но старейшему или начальнику титла так подобно, как у нас ныне царь или князь.

О храбрости народа того много в древних летописцах греческих и римских описуется, а наипаче Царюграду опасны были. Подходили под град оный морем, под ним же и побеждены были чудесно в царство Ираклиево, в патриаршество же Сергиево силою град свой от тех поган козаров, яко же и от персов, с ними согласившихся и купно на град воевавших, защитили, о чем пространно писано в синоксарях акафистных, в пятую субботу Великого поста на седальном читаемых.

В 8 столетии

Потом чрез немалое время, как то во сто или вяще лет, Лев Исаврянин, царь греческий, возжелал тот козарский народ себе примирить. Взял за сына своего Константина (прозванного Копронима) дщерь у кагана, козарского князя, и, крестивши ее в Царьграде, нарек имя ей Ирина (сия Ирина не та, которая сделала православие, но иная и прежде бывшая); оная родила Копрониму сына Льва, коего по матери прозвали Козарин или Хозарис, так как от матери козарыни родился.

Сей Лев имел супругу того ж имени, Ирины, как и мать его. Сия-то другая Ирина с малолетним сыном своим Константином, по муже своем Льве Козарине оставшись вдовою, утвердила Православие, отвергши иконоборную ересь седьмым Вселенским Собором. От поятия же дщери кагановой в супружество Копрониму, по-видимому, жили козары с греками в мире; однако ж иные славянские российские народы ненавиствовали сему, беспокоили греков. От сего времени начали козары по малу навыкати христианской вере от соседей своих херсонян, то есть от живущих, как ныне называется, в Крымском полуострове, и тогда учением святых учителей славянских, Константина и Мефодия, не малая их часть Христову веру приняли.

С того времени содружилися с херсонцами и навыками от них добрым нравам и честному христианскому подобающему житию и селилися с греками в Таврисе и Херсоне, коей ради вины от космографов Таврисия и Херсонес Хазариею или Козариею назвались, понеже козары с греками там смесилися.

О начальном владении в Киеве князьями Великого Новаграда

Имели же козары издавна, прежде крещения, власть над Киевом и над иными некиими российскими странами и дани от них брали беличьими кожами с каждого дому и от плуга по шелягу. Но после Оскольд и Дир, пришедши из Великого Новагорода от князя Рюрика, сели в Киеве и не стали давать дани козарам; по Оскольде же и Дире Олег княжил в Киеве, отнял от козаров Север и Радимичи.

По Олеге княжил Игорь Рюрикович, по нем Святослав Игоревич отец великого князя Владимира. Тот Святослав (как о нем и Нестор Святый пишет) шел на Оку-реку и на Волгу, обрел там вятичей, дающих дань козарам, отнял их от козаров, потом всею воинственною силою ходил на козар. Також-де и козары с князем своим каганом, ополчившись, против его вышли и брань крепкую учинили, и одолел Святослав козаров, и город их Белую Вежу взял, и дань на них наложил.

Но, однако, тех только козар Святослав себе покорил, кои жительствовали на стороне Европейской, то есть на сей стороне реки Дона, а по другую оного сторону, в Азии бывшие, козары, верою христиане, свою имели область до тех пор, доколе иной народ, именуемый половцы, от готфского народа происшедший (а готфы от цимбров произошли), совокупясь с печенегами, так, как с единоплеменными себе, во-первых над Понтом Евксинским, или Черным морем, изгнавши оттуда бывшие там народы, поселились, оттоль пошли на тех козаров и многие лета имели брань с ними и, повоевав, наконец, истребили козар и местами их обладали. Печенеги же выселились там, где ныне пребывание свое имеют ногайские татары, а половцы в Таврице (изгнавшие оттуда христиан) и, приходя вкупе с печенегами на Русь, многия пакости странам оным чинили.

Потом иной народ скифский, нарицаемый татары, жительствовали иногда за Каспийским морем, когда с царем своим Батыем реку Волгу на том месте, где в Каспийское море впадает, перешли на сию страну в великой силе, напавши прежде на половцев, и, бившися с ними крепко, истребили их, а с ними и печенегов до конца и взяли всю страну ту под свою область, по сем и на всю Русскую землю нашли и повоевали ж. С того времени и имя половцев, равно и печенегов, истребилося, но только в память имя козаров в Малой России осталось.

О начале бытия при порогах козаков и их скопища и о рассеянии оных, якобы оные по козарам были вольные

От сего то носящегося молвою в народе имени козаки запорожские, живущие в Сече, особливо о себе произносить стали, якобы они подлинно от козар происшествие свое имели и тем представляли себя быть народу вольному (да и другим об оном повод подали), не упоминая уже того, что жительство и общество их стало быть со времени, когда Польшею велено было украинским козакам содержать заставу ниже днепровских порогов, куда оные посылаемы и определены были для удержания набегов в Украйну и в Польшу татарских; оставляя и то, что они все там безженные были и потому племя свое производить не могли, но набиралися потом к тому числу из гулящих козаков же и из разных родов людей, бродяг, сходцов и беглых, а паче россиян и составляли тем кош и войско свое.

Козакам быть следует точно от славянского народа, алян и роксолян

Следовательно, по вышеписанному описанию, надлежало б им себя прямо называть славянами, алянского роду, а не козарского, так равно, как мы, россияне, от славянского ж рода себя именуем. А если б вести им имя особое, то следовало б называться черкасами, по пришедшим потом в Украйну из черкеской Кабарды черкесами, которые, смесившись с украинцами вообще, проименовались тем именем, коим и доныне еще именуются. Притом доказывает и то, что сходство лица, одежды и несколько жительство, обычай и во многом обряды равные с черкесами имеют. Когда ж черкесы в Украйну пришли и где сначала селились, об оном ниже с точностью объявлено.

 

ГЛАВА 4

 

О подлинном начале и происхождении Козаков, отколь, с опровержением об них иных мнений, и под какими управлениями в разные времена, как то под российским, татарским и польским, находились и о поселенных к ним, между тем, при Днепре черкесах

О начале звания козацкого

Имя Козаков или козацкого народа известно стало с 948 году, так как об них упоминает греческий царь Константин Порфирогенит, и что оные жили в нынешней Кабарде, близ Кавказских гор.

О начале и выходе Козаков в известные места

Оных предки были выходцы из Египта, как господин тайный советник Василий Никитич Татищев в своей российской истории говорит, и жительствовали в городе Цыркасе; по Христе были в законе христианском; сему свидетельствуют и доныне в Малой и Большой Кабарде запустелые от нашествия и разорения прежде реченных иноплеменных церкви греческого исповедания, каменные и прочие христианские знаки по местам.

А где именно и в коих местах таковые знаки и доныне там между черкесами в Кабарде находятся, об оном с точностию в книге, сочиненной мною 1758 году, «О Кизлярской крепости» изъяснение описано.

По иному мнению об них же

А по описанию Любенского, Кромера и Солиньяка, мнят быть козакам и черкесам происшедшим от половцев, как и господин Эмин в российской же своей истории о том упоминает.

Об истреблении печенегов

Из сего рода, как выше объявлено, что половцев с печенегами татары Батыевы до конца истребили, козакам мнится быть уже не можно, а если и от них, то как половцы от готфов, а готфы от цимбров произошли, кои были славяне, языка российского, следовательно, они от славян, а не от иного какого роду.

О неправильном мнении о козарах

Азовская ж история утверждает быть им из рода козарского ж, но тех, кои вышли из Туркестана. Сие мнение автора, по вышеупомянутым обстоятельствам, мнится быть неправильно.

О правильном мнении о казахах. Смотри синопсис о сарматах

Синопсис же российский описует их всех из народа роксолянского и по имени первого того народа татар победителя, Касака, касаками или козаками проименовавшимся. Сие именование имела только некоторая часть сарматского, происшедшего от славянского, народа, от коих в роды живших в здешних местах оное осталось.

Начало времени косаков или козацкого их бытия при Днепре

От сих то точно времян, как то от 948 году, должно верить по выше объявленным обстоятельствам началу козачества быть, и от оных лет, когда историки уведомляют, что косаки татар победили, дошли и до здешних мест, следовательно, и оставались тут жительством своим, где, прославившись делами и храбростию своею, стали быть известны не только в соседних, но и в отдаленных местах. Они, как думать можно, по суровости и своевольству своему, жили сами собой и по воле своей тут в диких и пустых местах, а паче около рек, не будучи кому подвласны, кроме начальников своих, и будучи в таком положении своем, делали набеги и нападения на соседов своих и с тем находились, может быть, с разными удачами, потому как были вольными и независящие кому, сделались после подвласными российским князьям, потом полякам, затем татарам, а иногда и туркам, а после паки России, что все происходило с переменою по тогдашним со владением коловратным обращениям, а именно:

Во время жития и пребывания косаков оных при местах около Бористена, или нынешнего Днепра, и прочих рек, соседственные владельцы, по храбрости и силе их, всемерно искали их дружбы и, ласкаючись к ним, склоняли и приводили к своей стороне, так, как вольных людей, и чрез то будучи в союзе, употребляли их противу неприятелей своих в военных делах. Они, во-первых, сколько известно, состояли у российских князей и им воевать и побеждать помогали и были под их руководством до междоусобной брани великих князей российских, а паче, когда, усилившись, Польша изгнала великого князя киевского с престола, что было в 11 столетии, и, как повествует история польская, тогда король их Болеслав Храбрый и косаков, или, по нынешнему именованию, Козаков под свое правление принял и оными границы княжества Киевского от татар и россиян укреплял.

О возвращении Киева под российское владение и о побеждении Козаков

Когда ж Ярослав, великий князь российский, в 1018 году не мог снести обиды, поляками ему учиненной за брата Святополка, вознамерился еще изведать своего счастия. Он брата своего и воинственных стражей польских выгнал из Киева и овладел оным городом, потом и многими землями, вдоль Днепра-реки простирающимися, покорил под свою власть косаков, которых прежде больше всех опасался. А брат его, Мстислав, в 1021 году победил косаков и в сражении собственною рукою убил Редедю 24 — славного косацкого начальника, и что смерть его вольный отворила путь во всю Украйну, притом и побеждение им, и после Ярославом в 1036 году, печенег (татар же).

О бытии под российским владением козаков и о нашествии татар на Россию

С оного времени козаки паки приведены были под российское управление; но когда татары (прежде именуемые печенеги, половцы, торки, туркмены, кипчаки и прочим названием, все одного рода) под предводительством хана своего, Батыя, в 1240 году взяли Киев, оный до основания разорили и всю тамошнюю страну опустошили, и был град оный со всеми облежащими его местами пуст, тогда и козаки отторгнулись от державства Российского и оставались под властию татар, а иногда в своей вольности, даже по неколиких лет Ярослав Всеволодович, князь Великого Новограда, от Батыя Владимирское и все земли Московского княжения прошением своим принял, тогда начал и Киевом опустелым владеть и прислал для правления в оном воеводу своего Димитрия Ейковича. С сего времени начали остальцы собираться в Киев и в облежащия его места, в том числе и козаки размножаться там же стали и были подвласны российским князьям до времян обобладания Киевом и всем княжеством оным литовским князем Гедимином Витенесовичем.

О поселившемся в России черкеском народе

В те самые времена, как господин Татищев в российской своей истории пишет, что «в 14 столетии, когда черкесы в здешние места из Кабарды пришли и в княжестве Курском, под властию татар, собравши множество сброда, слободы населили и воровством промышляли, но для многих на них жалоб татарским баскаком (то есть, губернатором) на Днепр переведены и город Черкасы они построили», который и доныне на том же месте и тем же званием именуется, состоящий на правой стороне реки оной, ниже города Канева, почему все козачество, да и вся Малороссия, потом черкасами проименовалась, а не козарами.

Сей Батый после сего убит в Венгерах от короля Стефана Венгерского в 1247 году.

Губернатор по татарски назывался баскак.

От времени в России Православия Киевские и всея России митрополиты были: первый, с 988 году, св. Михаил — сей при Владимире крестил весь народ российский; по нем был, от 992, Леонтий; потом в 1003 — Иоанн, или Иона; за сим Георгий и Никифор, сумнительные; от 1038 — Феонемт; от 1049 — Кирилл, сумн.; в 1050 — Иларион; в 1071 — Ефрем, сумн.; в 1072 — Георгий; в 1080 — Иоанн; в 1091 — Иоанн; в 1092 — Ефрем; в 1097 — Николай; в 1107 — Никифор; в 1122 — Никита; в 1127 — Михаил; в 1146 — Кирилл и Константин; в 1160 — Феодор; в 1164 — Иоанн; в 1167 — Константин; в 1175 — Никифор; в 1185 — Гавриил, сумн.; в 1205 — Дионисий, сумн.; в 1208 — Матфей; в 1217 — Дионисий; в 1224 — Кирилл; в 1230 — Кирилл; в 1237 — Иосиф: оный татарами в 1240 году убит и по нем в Киеве не было митрополитов по 1415 год, а были от 1250 во Владимире, кои писались Владимирские, Киевские и Всероссийские, потом от 1308 в Москве и писались Киевскими, Московскими и Всероссийскими, по 1441 год; с сего времени митрополия Киевская стала от Московской отдельная и осталась во владении литовского князя Витовта, который в 1320 году овладел Киевом.

 

ГЛАВА 5

 

Об овладении, во-первых, литовским князем Волыниею, Севериею и самым Киевом, за тем поляками — Краснорусиею, потом польским королем — от Литвы всем княжеством Киевским и о применении им оного в воеводство, и о уравнении россиян с шляхетством польским

Князь литовский, Гедимин, обобладал Киевским княжеством. О учреждении наместников литовских в Киеве

Между сим временем великий князь литовский Гедимин Витенесович, видя российских князей междуусобие, а сверх того и татарскую власть над оными и великого престола российского колебание, получил самый удобный случай, в 1319 году, учинить сильное нападение на юго-западную Россию, завоевал всю Волынию, Северию и наступил, 1320, на Киевское княжение, победил князя киевского Станислава, с русскими и татарскими силами, в 30-ти верстах от Киева, над рекою Ирпенью; на котором бою убиты князья: Лев Данилович Луцкий и Олег Переяславский, а князь Станислав убежал ко князю рязанскому, где и был после князем же. Перешед к Киеву, завладел городом и всею Украйною, лежащею по обеим сторонам вниз, Днепра реки, и присовокупил княжение оное к своему владению, учредил во оном наместника первого, племянника своего, князя Миндовга Гольшанского, и от оного времени под управлением разных князей же наместников состояло Киевское княжение под властию литовскою, даже до последнего наместника ж, князя Семиона Олелковича (Александровича).

Начало православного християнского закона в Литве

Во дни ж оные, как то от 1330 года, Литовское княжение начало просвещаться святою верою православною, когда Олгерд князь взял в жену християнку, Марию, дочь тверского князя Михаила Александровича, ея же ради и крестился. С сего времени стала быть Литва вся закона греко-российского.

Оный князь церковь Печерскую, Успения Пресвятыя Богородицы, после Батыя хана разоренную и впусте находившуюся 250 лет, основал в 1470 году, в которой по смерти его и погребен, и положен в сделанном им гробе.

Польша обобладала Краснорусиею

С другой стороны поляки в 1340 году завоевали всю оную часть России, которая Краснорусиею именовалась, простирающаяся от Малой Польши и Литвы до Днепра. Оная подала повод, что многие в тех странах обитавшие россияне, боясь чужой власти, принуждены были оставить свои жилища и поселиться на нижних рек Днепра и Днестра местах.

Польский король Казимир IV 28 отобрал Киевское княжество от Литвы и оное на воеводство переменил и с польскою шляхтою сравнил жителей

Потом число сих новых переселенцев еще более умножилось тогда, когда татары в 1415 году вторично напали на Киев и тамошние места разоряли, а когда король польский Казимир IV, отобравши область киевскую от Литвы и приняв под польское управление, тогда с начала, по смерти князя Семиона Олелковича, определил быть в Киеве воеводою литвина Мартына Господу. Но потом оное княжество или область в 1471 году на воеводство переименовал и всю ту Украйну (по слову польскому «край», по положению своему на границах) разделил на поветы (уезды), и уже из россиян, живущих там, учредил воевод, каштелян, старост, судей и прочих чиновников, и многих российских людей честию и вольностию польским чиновникам и шляхте соравною и привилегиею своею утвердил, и оное учреждение наследникам своим под присягою подтвердил. Которое установление и потом свято и нанарушимо при постановлении и короновании новых королей подтверждалось и содержалось 1-м Ягелою, 2-м Владиславом Ягеловичем, 3-м Яном Олбрахтом или Албрехтом, 4-м Александром Казимировичами и прочими королями.

«Во оныя времена козаки жили и на островах, Днепром окруженных, и были настоящие морские наездники, имеющие пропитание свое от набегов»: так говорит об них история польская.

Какое ж поведение в обществе их жительством состояло и какой У них был уставленный между собою обряд, как равно потом и в самой Сечи было, об оном в следующей, в восьмой, главе сего повестия описуется.

По отделении Киевской митрополии от Московской были митрополиты Киевские и Малыя России: 1 от 1415 году Григорий Амалук или Цемивлак, низвержен от 1418, Герасим, сожжен от поляк в Витебске, от 1442, Григорий, низвержен от 1443, Спиридон, низвержен от 1474, Михаил или Мисаил, от 1477, Симион, от 1482, Иона Глезна, от 1490, Св. Макарий, убиен от татар 1496 году, которого мощи и доныне в церкве Софийской наружно преопочивают, от 1497 Иосиф Салтан, жил в Вильне за частыми от татар в Киеве нападениями.