КРАТКОЕ ОПИСАНІЕ О КОЗАЦКОМЪ МАЛОРОССІЙСКОМЪ НАРОДЂ И О ВОЕННЫХЪ ЕГО ДЂЛАХЪ, собранное разныхъ исторій чрезъ Бунчуковаго Товарища Петра Симоновскаго, 1765 года

Изъясненіе имени козака по существу и дЂйствію его

Сіе слово, Козакъ, утверждаютъ иные, что оное есть Турецкое и значитъ разбойника или грабителя, а другіе доводятъ, что происходитъ оно отъ Россійскаго нарЂчія, коза, въ разсужденіи тогдашней Козаковь скорости и исправности ихъ, нЂкоторые же происхожденіе его думаютъ быть отъ косы, то есть, отъ остроты и понятности Козацкой; но чтобъ оно ни значило, довольно, что имя оное, Козакъ, есть древнее и всЂмъ вЂстимое. Греческій Императоръ, Константинъ Порфирогеннета, въ девятомъ вЂкЂ послЂ Рождества Христова, напоминаетъ, въ книгЂ De administr. Imper. (p. 113), о нЂкоторой провинціи Касахія, между. Чернымъ и Каспійскимъ моремъ лежачей, къ полуденной сторонЂ Кавказскихъ горъ, гдЂ издревле жили Татары, отъ которыхъ, слЂдовательно, оные Кавказскіе Козаки имЂли происхожденіе свое, а отъ ихъ, уповательно, со временемъ произошли и Россійскіе, переходя изъ одной въ другія стороны по примЂру другихъ, подобныхъ себЂ, народовъ, о коихъ перехожденіи съ мЂста на мЂсто многія имЂются Исторіи. Что ко мнЂ принадлежитъ, то я не инако содержу сіе наименованіе Козакъ какъ Россійское, потому что Козаки есть родъ Скифославенскій, кой жительство свое имЂлъ, чаятельно, въ провинціи, принадлежащей къ Кавказскимъ горамъ, называемой у древнихъ Hircania, кое Латинское нарЂчіе происходитъ отъ сего слова hircus, что на Россійскомъ языкЂ есть козелъ. Та провинція, Ирканія, по автору, Исидору Испаленскому, книги 14, имЂла многіе у себя народы отъ стороны Западной, кои, за неплодородіемъ земли, въ дальнія разныя переходили стороны, съ чего сходственнЂе заключить можно, что наименованіе Козакъ есть Россійское и происхожденіе его есть отъ провинціи Ирканіи, которую, уповательно, Императоръ Константинъ Порфирогеннета назвалъ Кассахіею, въ согласіе Славенскаго нарЂчія, Козакія, что тоже есть, что и Hircania, или доказательнЂе сего, что сіе слово Козакъ есть сложено изъ сихъ двухъ нарЂчій, Каспіумъ то естъ Каспійское море), и Сацы или Саги (то есть, Скифскій народъ); ибо Саками или Сагами именовали ихъ, по автору Плинію. И тако Касаци или Касаги неотмЂнно былъ Скифской народъ, живущій неподалече Каспійскаго моря. Сихъ Кассаговъ или лучшимъ Россійскимъ произношеніемъ назвать Козаковъ (яко Латинское двоякое ss перемЂняется на Россійское з, а c, или g, на k), уповательно. Князъ Мстиславъ, сынъ Великаго Владимира, въ 1021 году воевалъ, какъ явствуетъ изъ Россійскихъ лЂтописей, слЂдовательно, статься можетъ, что въ то время и Козацкой народъ въ Малороссіи уже жительство имЂлъ.

Вь Россіи по губерніямъ и провинціямъ разные суть Козаки, какъ то: Донскіе, Волгскіе. Теркскіе, Гребянскіе, Семейскіе, Яицкіе и Сибирскіе. Но я родъ и начало тЂхъ описывать здЂсь не намЂренъ, а для вЂдЂнія каждому въ Малой Россіи что за нужно быть почелъ, представляю Малороссійскихъ Козаковъ, ихъ начало и происхожденіе, потому что, хотя о томъ на иностранныхъ языкахъ и многія суть Исторіи, но на Россійскомъ весьма рЂдки, которыя не всЂмъ Малороссіянамъ и извЂстны.

Малороссійскіе Козаки, безъ сомнЂнія, суть древнЂйшіе отъ Донскихъ, яко сіи въ 1579 году, за государствованія Царя Ивана Васильевича, стали быть вЂстимы, а оные начали быть еще въ 1340 году, когда Польша Чермную Россію себЂ покорила.

Малороссійская земля главное было обиталище Россійскаго народа со времени Великаго Князя Игоря даже до времени Великаго Князя Андрея Юрьевича Боголюбскаго, которой 1157 года изъ Кіева во Владимиръ Княженіе перевелъ, а Кіевъ между тЂмъ чрезъ нЂсколько времени имЂлъ особливаго себЂ Князя, никому неподвластнаго. Такъ какъ и Галичь на вершинахъ рЂки ДнЂстра, въ Чермной Россіи, имелъ же другой Великокняжеской престолъ, который Кіевскому въ первенст†не уступалъ, однако сіе недолго продолжалось, ибо когда Татары подъ руководствомъ своего Хана Батыя, 1240 года, Кіевомъ овладЂли и всю оную землю пустынею здЂлали, то, по соизволенію своему, они какъ въ КіевЂ, такъ и въ другихъ городахъ наставляли и отставляли Россійскихъ Князей, покамЂстъ Гедеминъ, знаменитый Князь Литовскій, коего, по сношенію Россійской Исторіи съ Польской, за первЂйшаго предка княжеской линіи содержать надобно, 1520 года, Татарскому владЂнію надъ Кіевомъ конецъ, учинилъ, тамошняго Кіевскаго Князя, Станислава, отъ крови древнихъ Россійскихъ Великихъ Князей, при рЂкЂ ИрпЂнь побЂдивъ, взялъ безъ малЂйшаго сопротивленія градъ Кіевъ и учредилъ въ немъ воеводъ своихъ, что обывателей земли той привело въ страхъ и многіе изъ нихъ принуждены оставить домы свои и искать поселенія себЂ внизу по ДнЂпрЂ, гдЂ какъ скоро оселились, то Поляки, Литва и Татары, будучи въ сосЂдст†съ тЂми новопоселившимися Малороссіянами, безпрестанныя дЂлали на нихъ нападенія и разныя приключали имъ обиды, отъ чего они, защищая себя, пріобыкли отъ мала по малу къ воинскому искуству, котораго они предъ тЂмъ совершенно не знавали.

А что они дЂйствительно суть природные Россіяне, а не избЂжище разныхъ народовъ, какъ то некоторые, не хотя заникнуть въ древность Исторіи, разсуждаютъ, доказуетъ намъ языкъ ихъ, кой, хотя много въ разговорахъ сходственъ есть съ Польскимъ, однако основаніе его совсЂмъ Россійское или лучше сказать Славенское, хотя по Исторіямъ Россіяне отъ Славянъ и разнствуютъ, а по большей части потому должны быть одной природы, что они какъ всегда, такъ нынЂ и тогда, Грекороссійскаго были ИсповЂданія, которое отъ града Кіева, въ 988 году, послЂ Рождества Христова, при КнязЂ ВладимирЂ, начало свое воспріяли. А если бы они изъ разныхъ народовъ были збЂжище, то бы, безъ сумнЂнія, и разныхъ ВЂръ могли быть люди, чего какъ тогда, такъ и нынЂ, между Козаками нигдЂ не сыскуется; разность же между Великороссіянами и Малороссіянами тогда воспослЂдовала, когда они пришли во владЂніе Литовское и Польское, гдЂ тЂ Малороссіяне, въ отличность, а паче Козакамъ, состоящимъ подь Россіею, названы Малороссійскіе Козаки.

Къ тЂмь поселяющимся внизу по ДнЂпрЂ Малороссіянамъ братія ихъ приумножались счаста, а паче когда въ 1415 годЂ другое отъ Татаръ на Кіевъ было нападеніе; сверхъ сего и тогда приумноженіе ихъ быть могло, когда Польскій Король Казимиръ, сынъ Ягелловъ, въ 1471 году Кіевской Княженіе къ Польской КоронЂ присовокупилъ. Оный премудрый и сильный Государь, подь котораго протекціею Пруссія и Молдавіи тогда была, для лучшаго порядка Кіевское Княженіе раздЂлилъ на провинціи и учредилъ въ нихъ вездЂ воеводъ, старостъ, каштеляновъ, судей и прочихъ чиновниковъ, всЂхъ съ Малороссійскаго народа, и, чтобъ таковое учрежденіе содержано вЂчно и ненарушимо было, обовязалъ и наслЂдниковъ своихъ, въ подтвержденіе чего имЂется и привилегіумъ Короля Сигизмунда Августа, сына перваго Сигизмунда, данной въ 1569 году, Декабря 23 го, въ которомъ, между протчимъ, написано: „ВсЂ достоинства и чины, когда на вакансіи будутъ, обывателямъ земли Кіевской осЂдлимъ званія шляхетского отдавать;“ однако сіе недолго продолжалось. Многіе Поляки повходили въ тЂ провинціи, гдЂ разнообразно земля съ угодіями себЂ приобрЂли и знатнЂйшія урядовыя мЂста между собою разобрали, а Малороссіянъ вовся пренебрегать начали,не имЂя съ ними никакого равенства, и не инако ихъ, какъ за подданныхъ считали, отъ котораго угнетенія остальные принуждены къ братіи своей къ ДнЂпру переселятъся.

И такъ отъ мала по малу тЂ оставляющіе жилища свои Малороссіяне начали селиться по рЂкЂ Бугу и ДнЂстру и оселили всю ту землю, которая тЂми рЂками и ДнЂпромъ ограничена, основали они себЂ тамо города и села, въ которыхъ каждой въ зимнее время съ фамиліею своею жилъ, въ лЂтнее же время всЂ молодые и бодрые люди скиталися по степямъ, засЂдая на Турковъ и Татаръ, сЂ которыми они, въ примЂръ Кавалеровъ ордена Святаго Іоанна, безпрестанную брань имЂли, чЂмъ тЂмъ непріятелемъ всякой путь къ Польскому Королевству и Великому Княжеству Литовскому заградили, и были службою своею ПольшЂ такъ какъ средостЂніе, о которомь ихъ на Турковъ и Татаръ нападеніи отъ Польскихъ Королей тогда не токмо запрещенія не было, но еще и думано, какъ бы то войско Польскому государству учинить полезнЂйшимъ.

1516 года при осадЂ отъ Польской стороны Предиславомъ Ланскоронскимъ БЂлгорода надъ ДнЂстромъ, вспоминаетъ Польскій историкъ, Окольскій (Orbis Polon. par 3, р. 318), о Козакахъ, кои подъ командою онаго Ланскоронскаго тамъ были, съ чего заключить можно, что не другіе какіе Козаки, какъ Малороссійскіе, на то употреблены были.

ТЂ Малороссійскіе Козаки всЂ были тогда одни и разнствія между ними не было ни какова Обыквенно назывались они Запорожцами, потому что по той сторонЂ ДнЂпрскихъ пороговъ всЂ жили; но Король Польскій, Сигизмундъ Первый, которой съ 1507 по 1518 годь государствовалъ въ ПольшЂ и здЂлалъ между ними перемЂну, взялъ оттуда нЂкоторую часть того военнаго народа и поселилъ ихъ въ вершини ДнЂпровыхъ пороговъ, опредЂливъ имъ на то добрую и довольную землю, для того, чтобъ отъ Турецкихъ и Татарскихъ нападеній границы ими были защищаемы; притомъ и далъ имъ особливыя на вольности ихъ привилегіи, а прежнія дозволенія ихъ отъ предковъ его, Королей Польскихъ, подтвердилъ.

Для лучшей отъ непріятельскихъ нападеній безопасности, а паче для сохраненія оружія ихъ и воинскихъ припасовъ, необходимо должно быть здЂсь таковой крЂпости, съ которой бы оное новопоселенное войско съ лучшимъ сопротивленіемъ непріятелямъ стать могло; для чего надежно Чигрину и Черкасы, откуда Малороссіяне и Черкасами въ Моск†названы, нарочно были тогда же здЂланы, или когда они и предъ тЂмъ уже находились (яко о семъ нигдЂ въ Исторіяхъ вспоминки нЂтъ), на то опредЂлены и отданы были во владЂніе Козакамъ, ибо Чигринъ всегда былъ резиденціяльной Козацкій, а Черкасы токмо во время Короля Сигизмунда,

И такъ, когда тЂ Козаки за государствованія Перваго Сигизмунда, Короля Польскаго, учинены оберегательми границъ Рускихъ, Волынскихъ, Подольскихъ и другихъ Польскихъ провинцій, то размножились они такъ сильно, что въ состояніи были, согласясь съ прочею братіею своею, Запорожцами, разбивать на Черномъ морЂ (по примЂру древняго Либурническаго народа, состоящаго подъ управленіемъ или царствованіемъ Царицы Тевктіи, кои легкими водяными судами на морЂ Адріятическомъ многихъ и самыхъ знатныхъ въ то время Рымлянъ разбивали и разграбляли) пловящія Турецкія галеры, съ которыхъ получали они много богатой добычи; сверхъ сего отваживались Ђздить дубами своими въ Анатолію, гдЂ цЂлые города, какъ то Трапезонтъ и Синопъ разоряли и разграбляли, а иногда и до самаго Константинополь подходили и похищали оттуда многихъ людей въ плЂнъ; собирались же они для сего нарочно отвсюду на ДнЂпрскіе пороги, отъ которыхъ и походъ свой начинали, которой слЂдующимъ бывалъ образомъ:

Когда для такого грабительства приуготовлялисъ они, то собиралось ихъ обыкновенно отъ пяти до шести тысячей человЂкъ и садились въ большіе, нарочно для того здЂланные дубы, по 50 и по 60 человЂкъ вмЂстЂ съ ружьемъ, котораго всякъ имЂлъ у себя отъ пяти до шести, а при немъ и по два лука съ довольными стрЂлками. Въ томъ дубЂ, гдЂ сидЂлъ главный ихъ командиръ, стоялъ всегда значокъ на маштЂ для знанія, отпускались же они въ походъ въ послЂдней четверти мЂсяца, для того, чтобъ по темнотЂ отъ Турецкихъ галеръ, стоящихъ въ ОчаковЂ, усмотрЂны не были; а инако, когда въ случаЂ усмотрЂны бываютъ, то тотчасъ отъ Турецкой стороны дЂлается окрикъ и шумъ повсюду и дается знать о томъ даже до Цариграда, посылаются куріеры въ Анатолію, Ромелію и Булгарію съ тЂмъ, чтобъ тамо всевозможная отъ ихъ принята была предосторожность. Однакъ ничто въ томъ не предуспЂвало, ибо Козаки такъ споры плаваніемъ своимъ были, что ни одинъ куріеръ упредить ихъ не моглъ; въ четыре часа приспЂвали они въ Анатолію и тамо что ни похотЂли получали въ добычу и благополучно назадъ возвращалися. Когда же въ случаЂ повстрЂчивалися на морЂ съ Турецкими галерами, то пряталися они въ побережнія мЂста, заросшія рогозою, и, ожидая тамо ночи, примЂчали, гдЂ тЂ галеры остановливались, по примЂтЂ же мЂста, вставъ о полночи, подходили подъ тЂ галеры тайно и разбивали ихъ такъ, что ни слЂда сыскать не можно было; ибо, забрав/ши все, что бы ни было на галерахъ, затапливали ихъ въ воду; если же въ день случалось таково съ ними сраженіе, рЂдко когда бывала удача, яко пушечная пальба преодолЂвала ихъ, чего для имъ найлучшее средство было зарослые рогозою берега и темная ночь, о чемъ пишетъ французской гисторикъ Шеваліе, о коемъ будетъ ниже сего; а въ подтвержденіе сей точности, смЂлости и храбрости прежнихъ Козаковъ, разсудилъ я за благо внесть сюда письмо, писанное отъ Кошеваго Ивана СЂрка къ Крымскому Хану, гдЂ тоже и одно, что выше о храбрости Козацкой прописано, отъ онаго Кошеваго къ Хану напоминается, кое гласитъ тако:

Отъ Кошеваго Ивана СЂрка къ Хану Крымскому.

Ясне Вельможный МосцЂ Хане Крымскій, съ многими Ордами, близкій нашъ сосЂде!

Не мыслилисьмо мы войско Низовое Запорожское съ Вашею Ханскою Милостію и со всЂмъ панствомъ Крымскимъ въ великую непріязнь и войну заходити, естьли бысьмо отъ васъ не увидЂли до того початку, которой прошлой зимы Ваша Ханская Милость учинилесь, послухавши дурной рады шаленого и безумного вейзира Цариградского, а по ней и неслушного ординансу найяснЂйшого и найвелможнЂйшаго Салтана своего Приходилесь съ янчарами его и изъ многими ордами Крымскими до насъ, войска Низового Запорожского; ночною добою пришедши близко, къ СЂчи нашей и знявши сторожу нашу, за СЂчю стоявшую, вслалесь былъ въ СЂчь пятнадцать тысячь янчаръ, приказавши имъ (чего въ стыдъ было чинить) не по кавалерску всЂхъ насъ, молодцовъ войска Запорожского, сонныхъ и жадной бЂды не надЂявшихъ, выбити и выдавити, и кучку нашу СЂчовую съ фундаменту вывернуть и разорити, а самъ и съ ордами около СЂчи стоялесъ, жебы и духа утЂкающихъ молодцовъ нашихъ не пустити..Лечъ тое намЂреніе и замыслъ вашъ Христосъ Богъ и Спаситель нашъ ПремилосерднЂйшій премЂнилъ намъ въ доброе, а болЂзнь и упадокъ нашъ тогдашній обернулъ на упадокъ главъ янчаровъ вашихъ Турецкихъ, о чемъ самъ Ваша Ханская Мосць добре вЂдаетъ, якого злого замыслу вашого и недишкреціи яко тЂхъ людей, которыи рыцерскимъ промысломъ бавячися и правду у себе заховати любячи, яко нигды не сподЂвалисьмося, такъ и слушной осторожности и доданья отпору по готовности не имЂлисьмо; единъ Господь Богъ и Спаситель нашъ сохранилъ и защитилъ отъ напасти вашей и крайного упадку нашого, якой поступокъ вашъ вельми зневажилъ насъ, войско Запорожское, и не безъ шкоды нашой досадилъ намъ. Такъ и мы прикладомъ древнихъ предковъ нашихъ и братіи мусилисьмо постаратись витъ за витъ вашой Ханской Мосци и всему Панству Крымскому свою зневагу и обиду повЂтовати и отмстити, но явно, а не тайно, по рыцерску и кавалерску, а не такъ, какъ вы съ нами поступили, и Богъ, сердцевЂдецъ, при нашей правдЂ лучше намъ помогъ гостити въ Панст†вашемъ Крымскомъ, нежели вамъ около кучки нашей СЂчовой ; и ежели тая гостыня наша въ Панст†вашемъ показалась быти недишкреціею, то може и такъ есть, бо Козаки, якъ не одной матери дЂти, такъ не едного суть праву: едни на право, другіи на лЂво, а третіе просто стрЂляли, только добро же цЂлью не минали. Да и недишкреціи тоей отъ васъ напучились, а не сами вымыслили, бо и въ Крыму ваша Ханская Мосць, не принявши насъ за гостей и добрыхъ кавалеровъ, поспЂшилесь былъ съ ордами своими сильными до Сивашу къ той переправЂ, которою мы ввойшли въ Панство ваше, гдЂ стоячи, мЂлися нашего повороту дождаться и тамъ насъ поглонути, на переправу не пустивши; но и тутъ намЂреніе ваше судьбами Всемогущаго Бога нашего въ страхъ премЂнися, а намъ милость Божія, при нашей правдЂ, допомогла и торжествовати надъ вами позволила; въ якомъ торжест†еслисьмо потурбовали вашу Ханскую Мосць и если съ стороны нашей що показалось недишкретного, то мусишъ ваша Ханская Мосць въ томъ намъ выбачити, уважаючи тое, что ваша недшикреція недишкреціею платиться обыкла, подобно и не снилось вашей Ханской Мосци тое, жебы войско наше Низовое Запорожское въ маломъ и вельми щупломъ числЂ посмЂло и отважилося на знаменитое и многолюдное Панство Крымское воевати и наступовати (якожъ и не было бы того), не для якой боязни нашой, але для давной сосЂдской съ Крымомъ приязни, естьли бы зъ стороны нашей не подана была оказія и причина до войны и неприязни съ нами, войскомъ Запорожскимъ.

Не рачъ теды впредъ ваша Ханская Мосць мЂти (якъ приказуютъ) поля за бовдура и насъ, войско Запорожское, легко у себе важити и войною впредъ на насъ наступовати, гды жъ если бы было иначе, то и мы взаимно въ большой уже силЂ войска нашего и съ лучшимъ до войны приборомъ не на Сивашу переправу, але на самой Перекопъ, выломивши и оттворивши себЂ въ немъ ворота (яко певный до того имЂемъ способъ), завытаемъ въ Панство Крымское и потоль изъ него не выйдемъ, поколь, при всесильной помощи Божіей, желаемого намЂренія нашего не узримъ скутку, бо, ежели отважные и мужественные кавалеры, прежніе войска Запорожского вожди, предки и славные антецесоры наши, здавна на Крымъ и на царство Турецкое, моремъ и землею, воевали, яко то Самусь Кушка, Атаманъ и Гетьманъ Кошовый, воевалъ по Черномъ морЂ; по немъ року 1575 Богданко съ Козаками Крымъ воевалъ и плюндровалъ; потомъ 1609, Петро Конашевичь Сагайдачный, прежде Гетьманства своего, съ Запорожцами заплынувши човнами въ Таврыку вашу, взялъ въ ней знаменитое и крЂпкое мЂсто, Кефу, и съ многими корыстьми до СЂчи повернулся счастливо; по немъ року 1621, тожъ прежній Гетьманъ, БогданъХмельницкій, на морЂ Черномъ воюючи съ своихъ моноксилахъ, многіе корабли и каторги Турецкіе опановалъ и благополучно до СЂчи повернулся; потомъ року 1629, братія наша, Запорожци, съ певнымъ вождемъ своимъ воюючи въ човнахъ по Евксипонту, коснулися мужественно до самихъ стЂнъ Константинопольскихъ и оныя довольно окуривши дымомъ мушкетнымъ, превеликій Султану и всЂмъ мЂшканцамъ Цариградскимъ сотворили страхъ и смятеніе и нЂкоторыя отлеглЂйшія селенія Константинопольскія запаливши, тожъ счастливе и съ многими добычами до Коша своего повернулись. Въ року Божіемъ 1633, Сулима, Гетьмань войска Запорожского, въ моноксилахъ отъ СЂчи по ДнЂпру на Черномъ морЂ чрезъ островъ Крымской въ Меотицкое заплинувши озеро, досталъ былъ прекрЂпкого Турецкого во Азіи града, Азака. А що найхвалебнЂйше и найславнЂйше, же тіе жъ славно именитіе вожди наши Козацкіе и Скифославянскіе не токмо Царюграду, но и всему Царству Греческому первЂйшимъ отъ оныхъ сосЂдственныхъ народовъ были страхомъ, гдЂ, кромЂ Константинополя, за тысячу миль и вящше Евксинопонтъ въ лодкахъ переплынувъ, грады Азіатскіе, Синопъ и Трапезонтъ выстинали и иные замки по берегу тамошнему сплюндровали, не токмо моцному БЂлограду не разъ крыла осмалили, але Варну, Смаиловъ и иныя фортеціи Подунайскія повыдирали и внивець обернули.

Тому ежели ваша Ханская Мосць не повЂришъ, то изволь въ своихъ Крымскихъ и Константинопольскихъ лЂтописныхъ книгахъ писарямъ своимъ приказати поискати, певне найдешъ; а ще болше здаемся на лЂтописцы Греческіе, Римскіе и Польскіе, въ которыхъ ясно оглашается немерцающая слава Козацкая и хвалебныя дЂла воинскія войска Запорожского; то намъ, ихъ наслЂдникамъ, кто заборонитъ тЂмъ же хвалебнымъ предковъ нашихъ ити торомъ? И такъ любо не желаемъ мы, воиско Низовое Запорожское, съ вашею Ханскою милостію и со всЂмъ Панствомъ Крымскимъ воеватись и быти въ гнЂвЂ, однакъ, ежели знову увидимъ початокъ нашъ до войны, то мы взаимно на Панство ваше Крымское воевать не убоимся. Що зась съ охочихъ молодцовъ, табуны ваши и наши по розлеглымъ мЂстамъ и дикимъ степамъ гуляючи, сходитимутся и битимутся, того вамъ и намъ доваиста въ войну великою причиною ставить сполнЂ не треба.

Не ширячи болше писма нашого до вашей Ханской Мосци, тое еще доносимъ, ижъ неволниковъ нашихъ Крымскихъ начальныхъ и простыхъ знайдуется у насъ на Кошу четыре тысячи, якіе сами реестръ именъ своихъ и откупу намъ отъ себе поступленого написавши, у насъ войска трехъ Татаръ упросивши, посылаютъ чрезъ оныхъ до рукъ вашей Ханской Мосци, который откупъ если пополнить ваша Ханская Мосць приказати крдвнымъ ихъ вскорЂ выстачити и до насъ на Кошъ прислати, и съ особливымъ отъ своей Ханской дишкреціи на насъ, войско Запорожское, подарункомъ, то и мы невольниковъ вашихъ всЂхъ заразъ въ Крымъ отпустимъ; а если не далЂй за полтора мЂсяца откупу того не будеть, то декляруемъ же всЂхъ невольниковъ до ПресвЂтлЂйшого Его Царского Величества, добраго и богатого Государя и добродЂя нашего, отослати маемъ, которой певне съ казны своей Монаршей уконтентуетъ насъ слушне за присылку тЂхь Татаръ. Тое все выразивши, жичимъ вашей Ханской Мосци доброго здоровья и счастливаго повоженья. Писанъ въ СЂчи Запорожской. Вашей Ханской Мосци зычливіе пріятели, Иванъ СЂрко, Атаманъ Кошовый, со всЂмъ войска Запорожского Низового товарыствомъ.“

Король Стефанъ Баторій, которому Польша, за многія добрыи учрежденія, много долженствуетъ, разсуждая, какъ нужны и полезны Козаки къ войнЂ, здЂлалъ съ ихъ въ 1576 году воинской корпусъ, раздЂля его на шесть полковъ, въ каждомъ полку по 1,000 человЂкъ, а тЂ полки разбилъ на сотни, съ тЂмъ, чтобъ каждой Козакъ, принадлежащій къ полку, вписанъ былъ въ сотню и, когда потребуется, въ оной стать неотмЂнно долженъ былъ. Всякой полкъ и всякая сотня имЂли себЂ опредЂленнаго отъ Короли начальника, которой, по опредЂленію Королевскому, тогда былъ безъ перемЂны; но мало послЂ, по вольности того народа, частію въ начальникахъ послЂдовали перемЂны ; надъ всЂми же тЂми полками здЂлалъ имъ главнЂйшаго командира съ титуломъ Гетьмана, которому, для лучшаго уваженія и почитанія, жаловалъ Королевское знамя, бунчукъ, булаву и печать съ изображеніемъ Козака, стоячаго въ полЂ, которою и нынЂ Малороссія печатается; тогда жъ и войсковымъ старшинамъ быть опредЂлилъ, какъ то во первыхъ Обозному, СудьЂ, Писарю и Есаулу.

О ПЕРВОМЪ ГЕТЬМАНЂ, КНЯЗЂ РОЖИНСКОМЪ

Первой Козацкой Гетьманъ (по новоизданной и выпечатанной въ ГамбургЂ, 1763 года, Исторіи о Россійскомъ ГосударствЂ, на НЂмецкомъ языкЂ, чрезъ доктора Бишинга) былъ Князь Богданъ Рожинскій которому Король Стефанъ Баторій во вЂчное и наслЂдственное владЂніе пожаловалъ городъ Терехтемировъ, Козакамъ же дозволилъ отъ онаго города и до самаго Кіева безпрепятственно селитися и занимать всякія угодія, такъ и въ вершинЂ по ДнЂпру еще на двадцать миль земли Козакамъ прибавилъ.

И такъ Терехтемировъ сталъ тогда резиденціяльной Козацкой городъ вмЂсто Черкасъ, кой былъ таковымъ за Короля Сигизмунда, но безъ Гетьманства.

Въ томъ городЂ Терехтемирова долженъ былъ Гетьманъ правленіе свое имЂть и войска собирать и ихъ смотрЂть; тамъ же и всЂ привилегіи на вольности Козацкія содержались. Служили же они и содержали себя во всякой воиской исправности почти отъ собственнаго своего кошту, кромЂ что Король всякому реестровому, то есть, выборному, Козаку жаловалъ ежегодно одного червонця, волову кожу, а иногда и нагольную шубу.

При ГетьманЂ всегда извЂстное число было Козаковъ, а протчіе имЂли свободу жить по деревнямъ и работать для себя.

ТЂми Козаками всЂ пустыя земли по той сторонЂ городовъ Брацлава, Бара и Кіева тотчасъ оселены, и подЂланы были многіе города и крЂпости, въ которые и изъ другихъ близшихъ сторонъ многіе люди, кои токмо одного исповЂданія были, приходили на жительство.

ПервЂйшіе Козацкіе города были слЂдующіе: Кіевъ, БЂла Церковь, Корсунь, Константиновъ, Баръ, Черкаскъ, Чигринъ, Кудакъ, Ямполь, Брацлавъ, Винница, Умань, Черниговъ, Переясловъ, Лубны, Паволочь, Хвастовъ, которые всЂ со временемъ устроени были порядочно инженеромъ Г. де Бопланъ, кой тогда въ службЂ при великомь ГетьманЂ Конецпольскомъ находился, и здЂлалъ на УкраинЂ д†ланкарты по гисторіи на Французскомъ языкЂ г. Шеваліе.

Оное войско, такимъ образомъ учрежденное, состояло всегда въ вЂрности Польскому Государству и безпримЂрно полезнЂйшимъ, нежели прежде, когда главнаго своего шефа и другихъ старшинъ не имЂло; Поляки же ни до нихъ самихъ, ни до ихъ земель, кои имъ отъ Королей наданы были, ни какова дЂла не имЂли и въ правленіе ихъ никогда не мЂшалися, что продолажалось потоль безпрепятственно, пока Король Стефанъ Баторій въ живыхъ находился.

О ГЕТЬМАНЂ ПОДКОВЂ

По смерти же его, когда Сигизмунтъ Третій вступилъ на престолъ, начала быть Козакамъ отмнЂнность: разные Польскіе магнаты на опредЂленной Козакамъ землЂ въ Малой Россіи позанимали себЂ села и деревни и тЂмъ Козаковъ въ разныхъ случаяхъ утЂснять и въ подданство ихъ привлекать начали, самаго же Козацкаго Гетьмана подъ вЂдЂніе и власть Коронному Гетьману отдали и знатнЂйшія урядовыя мЂста въ Малой Россіи природнымъ Полякамъ роздали, что Козакамъ столь чувствительно стало, что они снестъ сего будучи не въ состоянія и видя себя нЂсколько въ силЂ, всему тому воспротивились и, не принимая ни какихъ отъ Поляковъ повелЂній, въ 1587 году, за руководствомъ бывшаго тогда у нихъ Гетьмана, именемъ Подковы, взбунтовались; однакъ въ томъ авантажу и удачи ни какой не имЂли, ибо Гетьманъ ихъ вскорЂ подхваченъ и казленъ смертію, отсЂченіемъ головы.

Между тЂмъ Турецкій Султанъ новому Королю занеслъ жалобы на тЂхъ Козаковъ, за чинимыя ими на Черномъ морЂ разбои и грабительства, по которымъ Король Сигизмундъ Третій, 1596 года, тотчасъ оныя грабительства дЂлать запретилъ, не разсуждая, что чрезь то видимой государству воспослЂдуетъ вредъ; ибо одни только Козаки Татарамъ и Туркамъ тогда и опасны были, а ПольшЂ отъ непріятельскихъ нападеній за каменную служили стЂну.

О ГЕТЬМАНЂ НАЛИВАЙКЂ

Когда же между протчимъ и самой ВЂрЂ Греческо-Россійской начато быть утЂсненіе, а Рымско-Кафолической распространеніе, ибо уже въ Кіе†Рымскія церкви, монастыри и школы заведены были, и для соединенія обЂихъ Церквей Малороссійское Духовенство созывано 1595 года на соборъ въ Брестье Литовское, съ тЂмъ, чтобъ и въ Малой Россіи Папу признано за главу, а Греческаго Константинопольского Патріярха, къ которому тогда Малороссійское Духовенство принадлежало, оставлено, чЂмъ опять Козаки будучи огорчены, хотя за силу повелЂнія Королевскаго отъ нападеній на Турковъ и Татаръ поудержались, всчали дЂлать аттаки на Русь и Литву, гдЂ неслыханныя причинили разоренія и грабительства по предводительству шефа своего, Гетьмана Наливайка.

О чемъ извЂстясь Республика, многія насылала къ нимъ указы, чтобы они, отложа оружіе, возвратилися въ домы свои; но всуе было и сіе повелЂніе; они, пренебрегая то, сильнЂйшимъ порядкомъ отъ часу въ часъ соединились въ одно мЂсто и толикое число уже ихъ набралось, что въ состояніи были и противу Польской арміи стать храбро.

Республика, видя таковыя ихъ продерзости, принуждена была отправить противу ихъ Польскія войска, коими командовалъ тогда Гетьманъ Золкіевскій. Козаки, услышавъ о томъ, построились въ ордеръ-баталію подъ БЂлою Церквою, куда когда прибылъ Золкіевскій съ Польскою арміею, то они сначала сразились такъ сильно, что ни въ чемъ Полякамъ не уступили и лучшой отъ нихъ имЂли надъ ними авантажъ, а наконецъ, когда Золкіевскій, поколику онъ былъ искусной храбрости мужъ, обложилъ ихъ войскомъ своимъ вокругъ, то они принуждены были куда можно ретироваться, и тою ретирадою зашли въ такъ опасныя мЂста, что оттуда имъ живымъ отнюдь выйдти не можно было, чего для, въ избЂжаніе большаго кровопролитія, принуждены были они на пароль Гетьману Золкіевскому выдать шефа своего, Наливайка, которой однакъ равнымъ образомъ пострадалъ отъ Поляковъ, какъ и антецессоръ его, Подкова.

О РАЗНЫХЪ ГЕТЬМАНАХЪ

Въ таковомъ замЂшательномъ дЂлъ состояніи, Козаки не имЂли у себя настоящаго Гетьмана, который бы имъ жалованъ былъ отъ Короля, но избрали на то достоинство кого способнаго усмотрЂли смежду себя вольными голосами и по избраніи, если онъ усмотрится вЂренъ Малороссійскому Козацкому отечеству, почитали и слушались его такъ, какъ бы онъ былъ жалованный отъ Королей; а если бы что въ немъ противнаго отечеству усмотрЂли, то таковаго тотчасъ отставлали, а временемъ и убивали.

Хотя же за царствованія Короля Сигизмунда Козаки отъ Поляковъ многія имЂли обиды и разныя претерпЂвали угнетенія, однакъ искра вЂрности ихъ къ отечеству еще совсЂмъ не угасла; ибо когда, 1620 года, новая съ Польшею и Оттоманскою Портою, за разореніе огнемъ отъ Татаръ Подоліи, пространной государства Польскаго провинціи, а напротивъ того за опустошеніе отъ Козаковъ Татарскаго Коша Болгарской Варны и Трапезонта въ Азіи, знатнЂйшихъ Турецкихъ городовъ, зачалась война, которой отъ тЂхъ поръ, какъ миръ съ Турецкимъ Султаномъ, Могаметомъ Вторымъ, и Польскимъ Королемъ, Казимиромъ, Ягеловымъ сыномъ, заключенъ, не бывало, Козаки великое ПольшЂ здЂлали пособіе: десять тысячь ихъ тогда отправлено было отъ самаго Короля на Черное море подъ командою Хмельницкаго, прежде гетьманства его, для разоренія Турецкихъ владЂній и для недопущенія ни какихъ припасовъ и помощныхъ войскъ, идущихъ къ Туркамъ, которые тамо такъ храбро оказали себя, что двЂнадцать военныхъ Турецкихъ суденъ тотчасъ на Черномъ морЂ взяли и глубинЂ предали, а кои отъ нихъ убЂжали, то они гналися за ними даже подъ самыя Цариградскія стЂны, гдЂ всЂхъ привели въ страхъ. Сверхъ тЂхъ десяти тысячь Козаковъ, сорокъ тысячь Козаковъ же было въ арміи Польской подь командою Польскаго Гетьмана, Карла Ходкевича, кой въ то время на то достоинство, на мЂсто убитаго въ Валахіи не вдавнЂ предъ тЂмъ отъ Турковъ, Гетьмана Золкіевскаго, вновь произведенъ былъ; однакъ оные Козаки, какъ скоро цЂлая Польская армія пришла въ Валахію и переправилась чрезъ рЂку Тирасъ (что 1621, Августа 30 было), стали въ лагерЂ, ожидая сильнаго Турецкаго войска; они особливымъ стояли лагеремъ и всегда въ самомъ челЂ полагались противу Турецкой арміи, которая чрезъ полтора мЂсяца съ одними почти Козаками и дЂло имЂла, о чемъ пространно въ Цариградской исторіи, на Латинскомъ языкЂ изданной авторомъ Христофоромъ Безолдомъ, пишется, объясняя, что именно и какого дня послЂдовало, и какъ Козаки въ той войнЂ ПольшЂ надобны и нужны, а Туркамъ вредны были, за которые мужественные ихъ поступки Польскій Король особливымъ своимъ манифестомъ благоволеніе свое и благодарность къ нимъ оказалъ. По смерти Короля Сигизмунда Третьяго, когда Владиславъ Четвертый принялъ престолъ, Польскіе магнаты въ дачахъ Козацкихъ распространились и болЂе, а паче когда имъ между Козацкими селеніями пожалованы были отъ новаго Короля земли и посполитые народъ въ подданство, которой когда съ самаго начала похотЂли они подвергнуть таковымъ же тяжестямъ и работамъ, каковыя несутъ у нихъ и другіе ихъ подданные въ Польскихъ провинціяхъ, то имЂли въ томъ сопротивлающихся себЂ Козаковь, которые братіи своей, яко единой ВЂры питомцевъ, хотя они Козацко и не служили, а были только подь Козацкою протекціею, къ таковому рабству не попускали, чЂмъ Польское дворянство будучи огорченнымъ, возможными мЂрами уговаривало Короля Владислава (хота отъ него уже Козаки и подтвердительную на вольности свои имЂли грамоту) и Республику, чтобы таковыя Козацкія продерзости были усмирены и наказаны.

О ГЕТЬМАНЂ ПАВЛУКЂ

Король а паче Республика, разсуждая, какимъ приличнЂйшимъ способомъ усмирить Козаковь и привесть ихъ въ лучшее послушаніе, положили на мЂрЂ взглядомъ многихъ, бывшихъ отъ нихъ, ребелій, для недопущенія ихъ болЂе къ тому, здЂлать крЂпость на мЂстЂ, называемомъ Кудакъ, надъ ДнЂпромь, которое положеніе для прекращенія Козацкихъ бунтовъ показалось быть весьма способнымъ; а оная експедиція препоручена отъ Республики Гетьману Конецпольскому, который, для совершенія того дЂла, опредЂлилъ Полковника Французской породы, именемъ Меріона, съ двумя стами человЂкъ. Козаки, догадываясь, на каковъ конецъ та крЂпость дЂлается, въ 1637 году подняли бунтъ и приставленнаго для дЂланія той крЂпости Полковника тотчасъ убили. Чувствуя, что то имъ безъ отмщенія не пройдетъ, начали всЂми мЂрами собираться вмЂстЂ и, не имЂя у себя настоящаго шефа, кой предъ симъ былъ Савва Кононовичъ, но они его, подозрЂвая, за невЂрность къ Козаковъ, убили, разсудили за благо избрать смежду себя Гетьмана, въ коего, за скоростью времени, и набрали нЂкотораго изъ старшинъ своихъ, именемъ Павлука, человЂка вовся къ тому неспособнаго, что и опытомъ самымъ вскорЂ оказалось. Ибо только что по собраніи выступили въ походъ и не могли еще построиться въ ордеръ-баталіи, Гетьманъ Потоцкій поблизь Корсуна аттаковалъ ихъ и какъ не имЂли они много конницы, то вскорЂ были побЂждены, а остальные принуждены бЂжать и спрятаться въ Боровицахъ, гдЂ Потоцкій легкимъ способомъ осадилъ ихъ, яко то мЂсто ничЂмъ не было укрЂплено, и какъ оттуда спастись было имъ не можно, то, по требованію Потоцкаго, на пароль выдали они ему своего Гетьмана, Павлука, съ протчими четырьма главнЂйшими старшинами, которымъ всЂмъ, во время сейма въ ВаршавЂ, не смотря и на пароль, головы отсЂчены.

Но сего не довольно: большее всего послЂдовало несчастіе, что Козаки, за потеряніемъ своихъ шефовъ, потеряли и мЂсто Терехтемировъ, а всего болЂе и привилегіи, наданныя имъ отъ Короля Стефана Баторія, а притомъ и форму ихъ Козацкую, которая тогда отмЂняема быть стала.

Что хотя имъ чрезъ чуръ было несносно и чувствительно, однакъ куражу своего они не теряли и, употребляя возможные способы къ одержанію опять свободы своей, подняли оружіе на удачу противъ Гетьмана Потоцкаго; но, видя себя сопротивиться не въ состояніи, ретранжировалось по той сторонЂ ДнЂпра, гдЂ, при рЂчкЂ СтарчЂ, чрезъ два мЂсяца сильныя отъ Полякъ одержали аттаки, которые, потерявъ множество своихъ, тамо, принуждены были съ Козаками здЂлать капитуляцію и обЂщать имъ, что они опять по прежнему останутся при своихъ привилегіяхъ и воинской формЂ, то есть, имЂя войска шесть тысячь человЂкъ и главнаго надъ ними шефа, Гетьмана, кой имъ опредЂленъ будеть отъ Короля, на чемъ они, по чистосердечно своему увЂрясь, и здались безъ сопротивленія. Поляки же, какъ видно къ нимъ были вЂроломны, не менЂе и въ семъ случаЂ содержали пароль свой, какъ и прежде: только что они отложили оружіе, то многіе изъ нихъ иные въ смерть побиты, а другіе до послЂднЂйшаго солдатами Польской арміи разграблены, и войско ихъ въ прежней формЂ не возставлено, но еще и настоящихъ Козаковъ причислено въ мужики, и Гетьмана ежечасно, по соизволенію своему, перемЂнно наставливано.

Между симъ какъ таковая въ Козацкомъ войскЂ воспослЂдовала перемЂна, то и ПольшЂ видимый показался вредъ; ибо Татары, дЂлая уже чрезъ два года на Польскія границы нападенія, вступили и далЂе въ Украину и разоряли огнемъ и мечемъ, а паче плЂнно многихъ изъ уЂздовъ: Переясловскаго, Корсунскаго и Вышневецкаго, чего предъ тЂмъ тамо никогда не бывало.

О ГЕТЬМАНЂ ХМЕЛЬНИЦКОМЪ

При возшествіи на престолъ вишпомянутаго Короля, Владислава, Козаки настоящаго себЂ Гетьмана не имЂли, а содержаль тогда, по избранію Поляковъ, войсковое правленіе Черкаскій Полковникъ, Барабашъ, который, вмЂстЂ съ Богданомъ Хмельницкимъ, отъ всего Малороссійскаго войска посыланъ былъ на сеймъ къ РЂчи Посполитой и Королю Депутатомъ. Они оба съ протчимъ товариствомъ, 1636 года, при коронаціи, испросили у Короля, для всего войска Запорожскаго, подтвержденіе всЂхъ своихъ правъ и вольностей, на которыя они и особливую, за собственоручнымъ Королевскимъ подписаніемъ получили грамоту; но помянутый Полковникъ Барабашъ, согласясь съ Поляками, во удовольствіе имь, оную грамоту, такъ какъ и дозволительное письмо о сопротивленіи противу шляхетства, послЂдовавшее уже послЂ грамоты, на занесенныя отъ Козаковъ жалобы за разныя утЂсненія, утаилъ и войску не объявилъ. Козаки жъ, не вЂдая о таковомъ Королевскомъ благоволеніи, безпрестанно утЂсняемы были отъ Поляковъ, какъ и выше объявлено, и когда, наконецъ, таковому жъ несчастному жребію и Хмельницкій, кой въ товремя былъ Козацкой старшина, подверженъ отъ Чигринскаго дозорцы, Чаплинскаго, стерпЂть болЂе тЂхъ причиняемыхъ отъ Поляковъ, Козакамъ и себЂ, обидъ не могъ, и, доставши хитростнымъ образомъ отъ Барабаша оную жалованную Королемъ грамоту и письмо, послалъ первЂе съ тЂми на Запорожье и внушилъ обстоятельно то всЂмъ Козакамъ, а паче изъяснивъ имъ, сколь несносны Козакамъ Поляки и какъ ВЂра Православная Греческо-Россійская отъ нихъ утЂсняется, побудилъ всЂхъ единомысленно къ поднятію на однихъ Поляковъ, а не противу Короля (который имъ то и учинить дозволилъ, въ уваженіи томъ, что Козаки ему и впредь надобны ) оружія. Оные Запорожскіе Козаки, снесясь съ протчіею братіею своею, тотчасъ единодушно на то согласились и для предводительства сего такъ какъ и навсегда, избрали его жъ, Хмельницкаго, себЂ за Гетьмана, о чемъ и Король безъ сомнЂнія быль извЂстенъ, яко онъ употребить Козаковъ хотЂль на войну съ Перекопскими Татарами.

Въ подтвержденіе происхожденія сего привожу здЂсь онаго Гетьмана Хмельницкаго Универсалъ, публикованный по одержаніи двухъ уже надъ Поляками побЂдъ, въ Малороссійскомъ Козацкомъ народЂ, данной въ лагерЂ подъ БЂлою Церковью, 1648 года состоявшійся, въ самомъ пунктЂ смерти Короля Владислава, о которой Хмельницкій еще неизвЂстенъ былъ, кой гласить тако:

„ЗЂновій Богданъ Хмельницкій, Гетьманъ славного войска Запорожского и всей по обЂихъ сторонъ ДнЂпра сущей Украины Малороссійской.

Вамъ Украинскимъ по обЂихъ сторонахъ ДнЂпра рЂки шляхетнымъ и посполитымъ большого и меньшого всякого чина людямъ, а особливо шляхетно урожонымъ Козакамъ, лЂпой братіи нашой знаменитымъ, симъ Универсаломъ нашимъ ознаймуемъ, ижъ не безъ причинъ нашихъ слушныхъ мусилисьмо зачати войну и поднести оружіе наше на Поляковъ, чрезъ которое що ся, при всесильной помощи Божественной, на Жолтой ВодЂ Мая 8-го, а потомъ подъ Корсуномъ Мая 16-го, надъ ними. Поляками, стануло, тое вамъ всЂмъ уже совершенно есть вЂдомо. Теперь зась по двохъ оныхъ надъ ними, Поляками, генеральныхъ битвахъ скоро получили вЂдомость, же они тЂмъ нещастіемъ своимъ разгнЂваны и розъярены будучи, не только сами панове и княжата около Вислы и по за Вислою многія свои на насъ стягають и совокупляють войска, але и самого НайяснЂйшого Короля своего, Владислава, Пана нашого милостивого и отца ласкового, на насъ же подмовляють и возбуждають, абы съ всЂми силами своими пришедши въ Украину нашу Малороссійскую, латво насъ огнемъ и мечемъ звоевати, мЂшканя наши разорити, въ прахъ и пепелъ обернути и насъ самыхъ всЂхъ выбити, а другихъ въ немилостивую неволю забрати и на иншія далечайшія мЂста за Вислу запровадивши, славу нашу не только въ части свЂта Европейскаго ириснославную, но и въ отлеглыхъ за моремъ Чернымъ, странахъ Азіятицкихъ, довольно народомъ тамошнимъ вЂдомую, могли испразнити и поглотити, постановилисьмо въ намЂреніи нашомъ не противъ Короля, милостивого Пана нашого, но противъ Поляковъ гордыхъ и за ни за що Королевскія высокоповажныя привилегіи, намъ, Козакамь, и всЂмъ обще Малороссіянамъ, данныя (права и вольности наши древнія при насъ заховуючія и укрЂпляючія), мЂючихъ, мужественнымъ и небоязненнымъ, при помощи Божіей, станути сердцемъ и оружіемъ. Для чего, притягнувши отъ Корсуна и станувши обозомъ нашимъ войсковымъ тутъ подъ БЂлою Церковію, пишемъ до васъ сей Универсалъ, чрезъ который взываючи и заохочуючи васъ всЂхъ Малороссіянъ, братію нашу, къ намъ до конпаніи военной, тое прикладуемъ и извЂствуемъ, ижъ они, Поляки, подлугъ ихъ же кроникаровъ Польскихъ свидЂтельства, отъ насъ, Савроматовъ и Русовъ уродившися и изшедши и самовластною братіею нашою, Савроматами и Руссами, съ початку бывши, отъ сопрозыванія съ предками нашими древнихъ тЂхъ вЂковъ отдалились и иншое именованіе (еже есть Ляхи и Поляки) себЂ учинивши и за Вислу заволокшись, на чужихъ грунтахъ и земляхь, тамъ, между знаменитыми рЂками, Одрою и Вислою, сЂли, многимъ околичнымъ землямъ и панствамъ НЂмецкимъ и иннымъ Западнымъ и Полуночнымъ зашкодивши и державы ихъ съ людскими населеніями военнымъ и разбойническимъ способомъ прошлыхъ оныхъ древнихъ вЂковъ утрутивши и укравши себЂ, завладЂли; потомъ, за прешествіемъ многихъ временъ и въ селеніяхъ своихъ надъ Вислою и за Вислою въ пространныхъ тамошнихъ чужихъ землехъ расплодившися и умножившіися, а пререченными людскими шкодами и выдирствами недовольни будучи, повстали напрасно и безсовЂстно, яко иногда Каинъ на Авеля, на Русовъ, Савроматовъ властную (яко выше написалось), съ древности природную братію свою, и за предводительствомъ Короля своего, КазимЂра Великаго (иже есть имени того Третій), року отъ Рождества Христова 1333, альбо 1339, звлаща умалившимся и оскудЂвшимъ тогда Кіевскимъ и Острожскимъ и инымъ Русскимъ Князямъ нашимъ, завоевали и къ своей несытости попривлащали и подчинили истинныя съ древнихъ вЂковъ земли и провинціи наши Сарматскія и поселенія наши жъ Рускія отъ Подолья и Волохъ по Вислу и ажъ до самаго Вильна и Смоленска долгія и обширныя свои границы имущія, а именно: Кіевскую, Галицкую, Львовскую, Хельмскую, Бельзскую, Подольскую, Волынскую, Перемышлевскую, Мстиславскую, Витебскую и Полоцкую, и не только въ помененныхъ земляхъ и провинціяхъ нашихъ Рускихъ, славное имя наше Козацкое испразднили и загладили, але що найгорше и нажалостнЂйше, всЂхъ оныхъ братію нашу, Роксоляновъ, въ невольническое подданныческое ярмо запрягти, отъ ВЂры отческой Православной душеспасительной Грекоруской отринули, а до пагубной Уніи и Рымского заблужденія силою, гвалтомъ и многими надъ совЂсть Христіянскую мученіями и тиранствомъ привлекали и приневолили всЂхъ прежнихъ Князей и Королей своихъ Польскихъ, Благочестіе наше Грекоруское не хулившихъ и утвердившихъ, привилегіи и мандаты презрЂвши, уничтоживши и цЂле противъ политики шляхетской и доброй совЂсти скасовавши. Когда и того душевредного, въ погибель влекущого схизматического ихъ и несытного, учинку (еже есть Благочестіе святое на УнЂю обернули и честь Козацкую въ нечестіе и незнаніе претворили), за заздрость ихъ и гордость, мало быти показывались, то, наконецъ, наложилися были, мимо волю Королевскую, Пана нашого милостивого, а изъ самихъ крайнихъ и остатныхъ, отъ Поль Дикихъ будучихъ (яко то Чигирина, Терехтемирова, Переясловля и Полтавы и иныхъ многихъ городовъ и селъ по обЂихъ сторонахъ рЂки ДнЂпра зостаючихъ, Украино-Малороссійскихъ), власно предковЂчной. отчизны нашой и Святого и Равноапостольного Князя Владимира Кіевского, святымъ крещеніемъ Русь просвЂтившого, благочестіемъ истиннымъ и непоколебимымъ сіяющихъ, знатнЂйшихъ людей и Козаковъ выгубити и выкоренити, а самимъ посполитствомъ, альбо посполитымъ народомъ нашимъ завладЂвши, не только въ ярмо невольничое ихъ запрягти, то, по своей безбожной волЂ, въ душевредную, правиламъ священнымъ и Святыхъ Отецъ нашихъ противную врынути Унію, чего уже певные были знаки и документа, когда не только многихъ Козаковъ и мЂщанъ, братію нашу, псы дозорцы мЂскіе поЂли и ляда плетками фальшиве паномъ своимъ оскарживали и о потерянье головъ ихъ приправили и добрами и имЂниями ихъ завладЂли, що и мнЂ, Хмельницкому, отъ нецнотливого сына и брехуна, Чаплинского, дозорцы Чигиринского, пришло было терпЂти и головы позбути, але и ВЂру нашу Православную всегда ругали и безчестили, священниковъ нашихъ благочестивыхъ гдЂ колвекъ и изъ якой колвекъ, хотя и найменьшой, причины безчествуючи и ругаючи, бьючи, разрываючи волосы и брады вырываючи, и урЂзуючи. Якія зась вамъ всЂмъ Малороссіянамъ отъ нихъ, Поляковъ, и Жидовъ, ихъ арендаровъ и любимыхъ факторовъ, по сіе время являлися обиды, тяжести, озлобленія и разоренія, тутъ мы тЂхъ всЂхъ не именуемо, поневажъ вы сами объ оныхъ вЂдаете и памятаете; тое только тутъ вамъ припоминается, ижъ до такой есте пришли были неволи у Поляковъ, же двомъ или тремъ на мЂстцу, яко и на улицЂ, или въ домЂ своемъ зшедшимся, заказано и невольно было вамъ съ собою говорити и о потребахъ своихъ господарскихъ побесЂдовати, безъ чего и акты Христіанскіе и весельные не могутъ быть, и що Богъ далъ человЂку уста на глаголаніе, тіе Поляки строгими своими указами заградили и нЂмствовать надь политику и всего свЂтный звычай вамъ было приказали. Якое несносное бремя и устъ заключеніе, поневажъ милость Божія всемогущая благоизволила и помогла намъ оружіемъ нашимъ военнымъ отсЂкти и одомкнути, побЂжденіемъ знаменитымъ въ двохъ вышереченныхъ потребахъ Поляковъ супостатовъ нашихъ, теди да будеть о томъ присно хвалимо и превозносимо имя Божественное, яко не презрЂ бЂдъ и утисковъ, воздыханія и слезъ вашихъ, чрезъ Поляковъ пролитыхъ и проливаемыхъ. Аже мы нынЂшнюю съ Поляками войну начали безъ вЂдома и совЂту вашего всенародного, за тое вы насъ не ужасайтеся, гды жъ мы учинили такъ для лучшой пользы вашей и нашой, научившись осторожности и лучшого воинского управленія зъ прикладу прежней братіи нашой, подъ Кумейками и на устьЂ рЂки Старца съ Поляками, недавно прошлыхъ временъ войну имЂвшихъ, которые поневажъ прежде войны своей, Универсалами своими, до васъ во всю Украйну засланными, увЂдомили Поляковъ о своемъ противномь намЂреніи, теди тЂмъ увЂдомленіемъ перестережены Поляки, якъ надлежало запобЂгти, злу своему приуготовлллися и на побЂжденіе войскъ Козацкихъ приспособились. Мы тежъ такового нещасливого случая остерегаючись, удержалисьмося ажъ по сее время зъ симъ Универсаломъ и о начатомъ съ Поляками дЂлЂ военномъ увЂдомленіемъ нашимъ; а теперь, якъ вЂдати вамъ всЂмъ обще Малороссіяномъ о томъ доносимъ, такъ и до компаніи на предложенное съ ними жъ Поляки дЂло военное васъ взываемъ и заохочуемъ. Кому мила ВЂра Благочестивая, отъ Поляковъ на Унію претворенная, кому зъ васъ любима цЂлость отчизны нашой, Украйны Малороссійской, и честь ваша шляхетская, отъ Поляковъ ругаемая, уничтожаемая, весьма посмЂеваемая и попираемая, тотъ всякъ, не яко отродокъ, но зычливый и любезный сынъ отчизны своей, по выслуханьи сего Универсального ознайменья нашого, къ намъ въ обозъ подъ БЂлую Церковъ, на добрыхъ коняхъ исправныхъ, съ оружіемъ, неоткладно прибувати и сполне съ нами, прикладомъ старыхъ валечныхъ, славныхъ и многихъ въ околичныхъ народовъ сторонахъ предковъ своихъ станути мужественно и небоязненно, при всемогущей помощи Божіей, противъ Поляковъ, своихъ грабителей, озлобителей и супостатовъ, изволитъ; бо, если не изволите допомогти намъ въ настоящей военной компаніи, то якъ Поляки насъ одолЂютъ, вЂдайте певне, же и васъ всЂхъ Малороссіянъ безъ жадного браку и респекту, подлугъ давняго злого намЂренія своего, огнемъ и мечемъ изруйнуютъ и опустошать, и съ всеконечнымъ вредомъ нашея благочестивыя и святыя ВЂры, и искорененіемъ и поруганіемъ остатнихъ васъ и чадъ вашихъ (якоже выше писахомъ) въ погибель загорнуть и въ нещасливую всегдашней неволи облекуть одежду. Лучше и благополучнЂйше намъ за ВЂру святую Православную и за цЂлость отчизны на пляцу военномъ, отъ оружья бранного полягти, нежели въ домахъ своихъ, яко невЂстюхамъ, побіеннымъ быти; гды жъ если умремъ за благочестивую ВЂру нашу, то не токмо слава и отвага наша рыцерская во всЂхъ Европейскихъ и иншихъ странахъ и далекихъ земляхъ славно провозгласится, але и упованіе наше (еже за Благочестіе умрети) будетъ безсмертія исполнено и страдальческими вЂнцы отъ Бога вЂнчано. Не бойтеся теды вы, братья наша, шляхетно урожоная Малороссійская, Поляковъ, хочъ бы и найболшія ихъ были войска, але, прикладомъ (якоже выше рекохомъ) славныхъ и валечныхъ Русовъ, предковъ своихъ, при своей правдЂ за Благочестіе святое, за цЂлость отчизны и за поломаніе древнихъ правъ и вольностей своихъ обидителей и разорителей съ несумЂнного надеждою своего отъ обыдъ настоящихъ освобожденія и всемогущія благодати Божія, въ наступающемъ случаи военномъ, на супостатовъ нашихъ помощь намъ сотворити готовыя. Якой то благодати Божественной уже и суть знаки, первое: двократная вышеименованная побЂда Поляковъ; второе: щирая прихилность всего войска Низового Запорожского на помощъ нашу, при всенадежной помощи Божественной, въ поготовости зостаючого; кромЂ того что уже естъ при насъ оного тысячь съ восемъ слишкомъ, третее: же найяснЂйшій Ханъ Крымскій со всЂми Ордами помогати намъ готовъ есть на Поляковъ, при которомъ, для лучшей певности, и сына старшого Тимоша, остаиовалисьмо, а и теперъ уже при насъ знайдуется, данной намъ отъ его Ханской Милости, доброй военной Орды Крымской четыре тысячи съ Паномъ Тогай-беемъ, Мурзою знатнымъ; четвертое, же и Козаковъ реестровыхъ, братіи нашей, 5,000 (що отъ Гетьмановъ Коронныхъ съ Барабашемъ, Полковникомъ Черкаскимъ, и съ НЂмцами выправлены были въ суднахъ водныхъ противъ насъ ДнЂпромъ къ Кодаку, отдавши Барабаша, недруга отчизного, а похлЂбцу Лядского, и НЂмцовъ ДнЂпровымъ глубинамъ), къ намъ пристало и военной въ обоихъ разЂхъ експедиціи значне допомогло намъ, слушнЂ тую присягу зломавши, которую на вЂрность Гетьманамъ Короннымъ въ Черкасахъ, предъ сЂданіемъ въ судна водныя, подъ оружіемъ Лядскимъ, яко невольники плЂнники, учинить были принуждены, когда сами Поляки до зламаня тоей присяги суть виною и початкомъ, сами первЂе поломавши, мимо волю Королевскою, права и вольности древнія Козацкія Малороссійскія и присягу свою на пріязнь при ненарушимой цЂлости давныхъ правъ и вольностей, Козакамъ и всЂмъ Малороссіянамъ взаимно учиненную; пятое: что и власныхъ ихъ людеи, три тысячи драгуніи, предъ Корсунской) битвою въ передней стражЂ бывшіе, вЂрность и присягу свою зламавши и Гетьмановъ Коронныхъ оставивши, къ намъ добровольне присовокупилися, такъ для того, ижъ были укрывжеными въ своихъ заслугахъ, яко и для того, ижъ зрозумЂли ненависть, немилость и злобу Гетьмановъ своихъ Коронныхъ и всЂхъ Пановъ Польскихъ, ко всЂмъ намъ Малороссіянамъ бувшую и на всеконечное наше и ВЂры нашея Православныя искорененіе употребленіе, великимъ гнЂвомъ устремившуюся, изволили лучше исслЂдовати намъ, Малороссіянамъ, при правдЂ истинной сущимъ, а за права и вольности свои стоящимъ, нежели своимъ Полякамъ, неправедно на искорененіе наше воставшимъ и гордостною яростію воспаляемымъ; шестое, для того ласка Божія и помощь Его всесильная при насъ быти можеть, же мы, при обыдахъ нашихъ, зачали войну сію съ Поляками не безъ вЂдома и позволенія Пана своего найяснЂйшого, Королевского Величества, Владислава Четвертого, который, року 1636, во время щастливой своей коронаціи, бывшимъ и намъ при оной съ Барабашемъ и съ иными знатными войска Запорожского товарыствомъ, прикладомъ прежнихъ найяснЂйшихъ Князей и Королей Польскихъ, антецесоровъ своихъ, всЂ наши войсковыя и Малороссійскія права и вольности давнія, при особливомъ утвержденіи намъ ВЂры нашей Православной, новымъ своимъ, на паргаминЂ краснописаннымъ, Королевскимъ, при подписЂ власной руки и при завысистой Коронной печати, ствердивши привиліемъ, отправилъ насъ, яко отецъ, ласково ударовавши каждого знатными подарками; а при отпра†нашей, наединЂ бывшой, устнЂ Его Величество къ намъ мовилъ, абисмо по прежнему Гетьмана себЂ постановили и при своихъ правахъ и вольностяхъ крЂпко стояли, не подаючи оныхъ Полякамъ въ попраніе, щитячись къ тому его Королевскими и иными давными привилеями; а если бы Панове Польскій или дозорцы тЂхъ привилеевъ не слухали, то маете (мовить Его Королевское Величество) мушкетъ и при боку шаблю, то ею прето можете боронити своихъ отъ Поляковъ повреждаемыхъ правъ и вольностей. ПослЂ чего въ килько лЂтъ, гды напрасно дЂлались отъ Поляковъ злобныхъ бЂды и крайныя разоренія, тогда знову мы съ Барабашемъ супликовалисьмо о томъ чрезь народныхъ пословъ нашихъ до Его Королевского Величества, Владислава, Пана своего милостивого, которой, при отправкЂ имъ якъ словесно, такъ и приватнымъ листомъ своимъ Королевскимъ, до Барабаша и до всЂхъ насъ Козаковъ писаннымъ, тое жъ свое Королевское, прежде намъ самимъ мовленное (еже на оборону правъ вашихъ мЂете мушкетъ и шаблю), подтвердилъ и повторилъ слово. Но поневажъ Барабашъ, Полковиикъ Черкаскій (яко выше писалося ), недругъ и нежелатель добра отчизны нашей, якъ такое милостивое Королевское слово и позволеніе и привелегіи Королевскіе таилъ и безъ жадной пользы Украинской крылъ у себя, не стараючись а ни о избираніи Гетьмана Козацкого, а ни о увольненіи отъ обидъ Лядскихъ всего народа Украино-Малороссійского, теды я, Хмельницкій, взявши Господа Бога на помощь и отобравши штучнымъ способомъ у Барабаша привилегіи Королевскія, мусилемъ сіе военное съ Поляками зачати дЂло, на которое Его Королевского Величества самой превысокой особы войною на насъ порушенія нигдЂ не чаю я, такъ для того, же зачалисьмо сію войну съ Поляками за позволеніемъ Его Королевскимъ, яко и для того, же Поляки, легче Его Королевскую высокую персону у себя важачи, мандатовъ и приказовъ его не слушали и непрестанныя Малороссіи утЂсненіи налагали. А если Король, иже есть всему войску глава, самъ въ войскЂ Польскомъ противъ насъ не пойдетъ, то мы Пановъ Польскихъ и ихъ много собраннаго войска, яко тЂла альбо ока безглавнаго, бынаймнЂй устрашитися не хотимъ; бо ежели ветхій Римъ (иже всЂхъ Европейскихъ градовъ матерью нарещися можетъ), многими панствами и монархіями владЂвый и о шести стахъ четыредесяти и пяти тысячей войска своего древле гордившійся, за давнЂйшихъ вЂковъ, далеко меншимъ противъ помененной воинственной силы валечныхъ Русовъ съ Русіи, отъ поморья Балтійского, альбо НЂмецкого собраннымъ, за предводительствомъ Князя ихъ, быль взятый и четырнадцать лЂтъ обладаемый, то намъ теперь, кшталтомъ оныхъ древнихъ Русовъ, предковъ нашихъ, кто можетъ дЂльности воинской уняти и уменьшити отваги рыцерской? Що вамъ, братіи нашой, обще всЂмъ Малороссіянамъ, предложивши и до разсужденія здравого подавши, о поспЂхъ вашъ къ намъ въ обозъ подъ БЂлую Церковъ прилЂжно и пилно жадаемъ и имъ же упреймЂ зичимъ доброго отъ Господа Бога здоровья и благополучного во всемъ узнавати повоженія. Данъ въ обозЂ нашемъ подъ БЂлою Церковью, 1648 року, мЂсяца Мая 18 дня.“

Оный славный Гетьманъ, ЗЂновій Хмельницкій, кой названъ и Богданъ, яко отъ Бога всему войску Запорожскому данъ, одержавъ три знатныя первыя надъ Поляками побЂды, первую на Жолтой ВодЂ, вторую подъ Корсуномъ, гдЂ и двоихъ Гетьмановъ, Потоцкаго и Калиновскаго, взято въ плЂнъ, а третію подъ Полянами, на общее всЂхъ прошеніе, церемоніально принялъ на себя Гетьманское достоинство, которое ему и Король Казимиръ, чрезъ посланниковъ его именно: Мяссковскаго, подкоморья Львовскаго, Григорія Киселя, хоружаго Новгородскаго, и Якова Зеленскаго, подчашаго Браславскаго, подтвердилъ въ ПереясловЂ, присылая ему знамя и булаву, въ присутствіи бывшихъ тогда у Хмельницкаго посланниковъ Венгерскихъ и Мунтянскихъ; однакъ онъ, не смотря на то, по отправкЂ отъ себя тЂхъ Польскаго Короля посланниковъ, согласясь съ Татарами, какъ храбро, до самаго прошествія въ подданство Всероссійскому Престолу, вооружался противъ Поляковъ, съ ниже слЂдующаго видЂть можно, гдЂ родъ Хмельницкаго и самой начатокъ войны обстоятельно описывается, въ описаніи которой во всемъ послЂдую Исторіи, сочиненной Надворнымъ Французскаго Короля СовЂтникомъ, Петромъ Шеваліеромъ, кой на то самое время при Французскомъ послЂ у Польскаго Королевскаго Двора былъ Посольства Секретаремъ, которому, яко иностранному человЂку, безъ СумнЂнія не было ни какого резону одну хулить, а другую похвалять сторону, слЂдовательно, его за вЂрнЂйшаго описателя сей войны почитать и принимать должно.

Описаніе же той войны имЂется на Французскомъ языкЂ, выпечатанное въ ПарижЂ 1653 года, якое по переводу мною гласитъ тако:

Польша имЂла часто съ непріятельми дЂло, имЂла она войну съ Государствомъ НЂмецкимъ, съ Крижаками или Кавалерами Ордена Тевтоническаго, съ времени поселенія ихъ въ Прусіи, которые часто подкрЂпляемы были помощію НЂмцовъ, съ Татарами, кои безпрестанныя на нее дЂлали нападенія и проходили оную иногда съ единого предЂла въ другой, послЂ съ Турками, которые въ 1621 году, пришедши ДнЂстромъ въ Хотинъ съ арміею отъ четырехъ соть тысячей человЂкъ, думали пожерти цЂлое оное государство; въ то же самое время Шведскій Король, Густавъ Адольфъ, съ сильною арміею вступилъ въ Лифляндію. Однакъ Поляки всЂмъ тЂмъ, хотя и сильнымъ непріятелямъ, съ помощію Козаковъ, дЂлали отпоръ, и тЂ брани не столь имъ казались опасными, какь приключившаясь въ 1048 году, въ самомъ почти пунктЂ смерти Короля Польскаго, отъ тЂхъ же самихъ Козаковъ, кои имь предъ тЂмъ пособляли; ибо они, взбунтовавшись, не только весь почти Чермной Россіи народъ привели въ свое согласіе, но и оставля смертельную оную и непріятельскую злобу, которую они имЂли всегда на Татаръ, согласились съ ними и испросили себЂ помощи отъ Турка для паденія и крайнего ПольшЂ разоренія.

И такъ, соединя силы съ войсками невЂрныхъ, здЂлали менЂе четырехъ годъ четыре великія нападенія на оное королевство съ арміею отъ двухъ до трехъ сотъ тысячей человЂкъ, которая тЂмъ сильнЂе и опаснЂе казалась, чЂмъ Козацкая инфантерія, состоявшая изъ однихъ почти мужиковъ, приобыкшая къ трудамъ и разнымъ воздуха перемЂнамъ, и чрезъ частыя Татарскія въ ихъ землю набЂги довольнымъ сопротивленіямъ изучившаясь, подкрЂпляема была Татарскою кавалеріею, которая безъ сумнЂнія была бъ лучшая въ свЂтЂ,.если бы такъ екзерциціи обучена, какъ Христіянская.

Богданъ Хмельницкій былъ первая искра оного пламени и причина всей той войны. Онъ былъ природный Шляхтичь, сынъ подстаросты Польскаго (сіе по Россійскимъ Исторіямъ разумЂть должно о отцЂ его Хмельницкаго, кой чаятельно былъ сынъ подстаросты Польскаго и былъ дЂйствительно сотникомъ Чигиринскимъ; а чтобъ Богданъ Хмельницкій былъ тогда сотникомъ, того по Исторіямъ Рускимъ нигдЂ не значится, кромЂ что онъ былъ въ депутатахъ и коммисаромъ отъ Малороссійскаго войска), и вписавшись въ Козацкое войско, рядовымъ Козакомъ, произошолъ постепенно въ чинъ сотничой и быль отъ Запорожскаго войска въ депутатахъ на сеймикахъ Польскихь, потомъ Генеральнымъ комисаромъ, а наконецъ произведенъ въ войсковую старшину; и понеже умЂль онъ нЂкоторое познаніе Рускаго письма, что между Козаками весьма рЂдко было, то Владиславъ, Король Польскій, ослабЂвши первЂе отъ праздности, когда другіе Короли и Принцы Христіанскіе, по большой части упражнялись въ дЂлахъ, принялъ напослЂдокъ намЂреніе въ 1646 году начать войну съ ПІерекопскими Татарами, которыхъ хотЂлъ онъ прогнать съ Крыму, для которой экспедиціи за найлучшое почелъ Козацкое войско употребить, для командированія котораго опредЂлилъ Богдана Хмельницкаго по его къ тому способности и достоинству. Однакъ, когда въ таковомъ Королевскомъ предпріятіи Христіанскіе Принцы, просимые въ помощь, дать оной, за многими своими другими дЂлами, были не въ состояніи, да и Венеціяны, на которыхъ такъ же надЂялся Король, отказались, а Республика Польская пожалЂла кошту для собранія войска, то принужденъ онъ былъ то свое намЂреніе оставить и все войско, которое имЂлъ отъ стороны Королевой, супруги своей, отпустить въ домы; чего для и Хмельницкій остался безъ должности; однакъ сыскалъ онъ въ чемъ упражняться: за споръ, которой послЂдовалъ о границахъ земли, или, по другимъ Исторіямъ, за Суботовъ, собственную Хмельницкаго землю, съ Чаплинскимъ, порутчикомъ, Конецпольскаго, бывшаго на тотъ часъ Великимъ Короннымъ Хоренжимъ, а паче огорченія о худомъ поступкЂ съ женою его и сыномъ, котораго въ томъ спорЂ билъ онъ, Чаплинскій, кіями, сія обыда подала Хмельницкому причину открыть намЂреніе свое Малороссіянамъ въ освобожденіи себя отъ Поляковъ, коихъ болЂе всЂхъ Козаки терпЂть не могли, что, когда Поляки нЂсколько примЂтили, начали бЂдныхъ Козаковъ весьма утЂснять и работать ими такъ, какъ бы подданными. Хмельницкій, будучи вовся надеженъ на Козаковъ, къ лучшему предпріятію своего совершенія, и чтобы, между тЂмъ, не былъ Поляками подхваченъ, въ началЂ 1648 года, увойшолъ на Запорожье, гдЂ, открывъ намЂреніе свое, началъ къ воинЂ пріуготовляться.

НЂкоторые думали, съ многимъ правды сходствомъ, что Король Владиславъ, хотячи принять и паки намЂреніе свое въ поднятіи оружія противу Татаръ, имЂлъ тайное съ Хмельницкимъ сношеніе и велЂлъ какъ бы нарочно збунтовать Козакомъ, чтобъ чрезъ то понудить Республику о дачи ему войска для усмиренія ихъ. И когда то послЂдуетъ и войска соберутся и соединится съ Королевскими Поляками, то онъ, вмЂсто того, чтобы усмирять Козаковъ, обратитъ ихъ на Татаръ, поколику тогда имЂли бъ они быть подъ командою вЂрныхъ Королевскихъ офицеровъ, кои ордеровъ Республики, предпочитая Государевы повелЂнія, слушаться не будутъ. Какъ бы то ни было, Хмельницкій увидЂлъ, что письма, которыя онъ писалъ въ Польшу съ представленіемъ жалобы о приключаемыхъ счаста Козакамъ обыдахъ и ему самому, хотя оныя письма и полныя были преданности и засвидЂтельствованія вЂрности и почтенія, не имЂли никакова дЂйствія, а напротивъ сего Гетьманъ Потоцкій приуготовлялся уже вооруженною итти рукою противъ его; то онъ, не будучи надеженъ на силы свои, упросилъ въ помощъ Татаръ, которые зимовали на Дикихъ Поляхъ, иская случая напасть и ограбить Украйну, куда проважены были они Тугай-бемъ, вождемъ ихъ, храбрымъ воиномъ, который Крымскому Хану не весьма былъ завЂренъ и часто ослушивался приказовъ его. Отдаленность мЂста, которая Польскихъ вождевъ не допустила знать о тайныхъ Хмельницкаго предпріятіяхъ, была для него весьма способна; а какъ скоро Поляки о томъ подлинное извЂстіе получили, то тотчасъ приняли намЂреніе въ самой крайней скорости итти прямо на Запорожье, для усмиренія оного бунта въ начаткЂ его, чего для на ту сторону уже отправили часть Польской арміи для обереженія границы, въ которой былъ и Козацкій корпусъ, обрЂтающійся въ службЂ Республики, подъ командою Комисара Шомберга, Стефана. Потоцкаго, сына Гетьманскаго, и СапЂги, Чернецкаго и другихъ нЂсколько Польскихъ старшинъ. Съ котораго корпуса одна партія, которая въ суднахъ по рЂкъ ДнЂпру пришла къ порогамъ, передалась тотчасъ на сторону Хмельницкаго, не смотря и на учиненную вновь Полякамъ присягу, которую они думали безгрЂшно сломать для земляковъ своихъ. Хмельницкій, съ помощнымъ войскомъ маршируя прямо, противу другой части Козацкаго корпуса, кой сухимъ путемъ шелъ, и усмотря оный, легко привлекъ и его къ себЂ по примЂру первыхъ. Въ сей послЂдней партіи было нЂсколько драгунскихъ ротъ, которыя много оказали услугъ въ той брани противу Польскаго шляхетства, которую, ощаживая иждивеніи на НЂмецкую гвардію, каковую тамошніе большіе господа заобыкли у себя имЂть, вооружили и омундировали по примЂру НЂмецкихъ солдать, собственныхъ своихь мужиковъ, кои, будучи огорчены перемЂною состоянія своего и желая освободиться отъ рабства, оказали отличную храбрость.

Хмельницкій, подкрЂпляемый тЂми дезертирами Козаками, коихъ было четыре тысячи человЂкъ, не много имЂлъ труда преодолЂть остальное Польское войско, котораго не болЂе тысячи пяти сотъ человЂкъ было; они чрезъ нЂсколько дней внутрь лагеря своего защищали себя, но, наконецъ, когда потеряли уже пушки и болЂе противиться большему числу, которое окружили ихъ отъ всЂхъ сторонъ, не въ состояніи были, остались всЂ побЂжденными, изъ которыхъ иные въ смерть побиты, а другіе Татарами въ плЂнь взяты, между коими плЂнниками были: СапЂга, Шомбергъ и Потоцкій, который однако жъ такъ раненъ былъ сильно, что вскорЂ и умре.

Хмелницькій, употребляя съ разсужденіемъ оного авантажа и славы, которую онъ одержалъ при первомъ сраженіи, маршировалъ противо остальной Польской арміи, состоящей еще отъ пяти тысячей человЂкъ, которыхъ вожди всуе ожидали вЂдомостей о походЂ первыхъ Поляковъ, кои отправлены были къ Днъпру; ибо когда получили подлинное извЂстіе о предательст†ихъ и измЂнЂ Козачей по соединеніи Татаръ съ тЂми измЂнниками, положили на мЂрЂ ретироваться назадъ для сохраненія остальныхъ Королевства войскъ, видя себя въ несостояніи сразиться съ непріятельми, однакъ скорости Татарскихъ лошадей не допустила ихъ далече отойтн; тотчасъ догнавши ихъ, начали дЂлать нападенія, во время которыхъ нЂсколъко Татаръ попались Полякамъ въ плЂнъ, кои въ нестерпимой пыткЂ сознали, что имЂется ихъ сорокъ тысячей, а Козаковь семь тысячей, къ которымъ отъ часа въ часъ соединяются деревенскіе мужики, кои отъ всЂхъ сторонъ туда собираются. За объявленіемъ тЂхъ обстоятельствъ военный Польскій совЂтъ разсуждалъ, должно ль приостановясь дать баталію, или продолжать ретираду, будучи въ опасности медлить чрезь долгое время на такомъ мЂстЂ, гдЂ непріятели легко препятствовать могутъ къ привозу провіянта и фуража, за тЂмъ предпріяли лучше ретироваться въ серединЂ обоза; но въ силу, что Польская армія на полмили отошла и вошла въ лЂсъ, чрезъ чуръ густой, гдЂ земля была весьма болотиста, а для большаго ихъ несчастія, 180 человЂкъ Козаковъ, кои было остались при той арміи, оставя оную на томъ мЂстЂ, послЂдовали за своимъ товариствомъ, Хмельницкій съ войскомъ своимъ поспЂшилъ, и такъ оная Польская армія, послЂ сопротивленія чрезъ нЂсколько цЂлыхъ часовъ въ томъ лЂсЂ, по причинЂ неудобнаго мЂста, пришла въ безпорядокъ и осталась побЂжденною, гдЂ нЂкоторые въ смерть убиты, другіе въ плЂнъ взяты, а иные въ болотЂ потопленны. Таковое злоключеніе, которое не подалече Корсуна послЂдовало, сдЂлалось еще чувствительнЂе ПольшЂ чрезъ смерть Короля Владислава Четвертаго, въ тожъ самое время случившуюся въ МерешЂ Литовскомъ, въ 52 годЂ жизни его. Всякъ не сумнился, что сей Государь, коего слава, соединившаясь съ многими великими его качествами, побуждала всЂхъ подчиненныхъ къ почитанію его, такъ какъ и враговъ устрашала, могъ бы величествомъ своимъ и однимъ имени его почитаніемъ, начинающійся между Козаками бунтъ усмирить. Оная смерть не была еще вЂстима Хмельницкому, а если бы онъ въ томъ завременно извЂстился, безъ сумнЂнія не престалъ бы и далЂе продолжать предпріятія своего, которое онъ, по побЂдЂ той, оставилъ было и въ слЂдъ за тЂмъ писалъ къ тому Государю письмо съ великою преданностію, въ которомъ войны оной причиною ставить обиды, приключаемыя отъ губернаторовъ, грабительства и несносныя дани, налагаемыя отъ Жидовъ и лазутчиковъ шляхетскихъ и Королевскихъ, чего для и просить прощенія, что принужденъ былъ искать себЂ освобожденія вооруженною рукою; притомъ обЂщается отпустить обратно Татаръ и жить въ послушности и вЂрности Его Величеству и желаетъ токмо себя и Козаковъ своихъ имЂть въ свободЂ и волностехъ, которыя имь отъ Королей, предковъ его, наданы. ПослЂ сего въ нЂсколько времени освЂдомился о Королевской смерти чрезь письмо, присланное отъ Адама Киселя, Воеводы Брацлавскаго, чрезь нЂкотораго Гречесаго монаха. Тоть Воевода, будучи тако жъ Греческаго ИсповЂданія, употребилъ ласкательные и учтивые термины къ побужденію Козацкаго вождя къ прежней должности его, представляя ему древнюю вЂрность Козаковъ Запорожскихъ, въ которой они хотя и сожалЂли по вольности своей, были однако всегда постоянны и живучи въ вЂрности РеспубликЂ, всЂ, а особливо военные люди, имЂли всегда свободной приходъ къ произвожденію интереса своего и къ представленію жалобъ за причиняемыя имъ обиды, а притомъ и объявляетъ, что и онъ, будучи одинъ изъ Сенаторовъ Греческаго ИсповЂданія, слЂдовательно и есть защитникомъ церквей и правилъ ВЂры, взимаетъ на себя вЂрно наблюденіе всего того, проситъ Хмельницкаго, святостію тоей же самой ВЂры и честію Россійской націи, отпустить Татаръ обратно въ домы ихъ, а Козаковъ привесть въ обыкновеныя ихъ квартиры, а между тЂмъ совЂтуетъ отправить нЂкоторыхъ въ депутацію съ представленіемъ обидъ, причиненыхъ Козакамъ и ему особно; а чтобъ тЂ обиды награждены были по ихъ желанію, обЂщавается онъ самъ въ томъ старательство къ услужности Козакамъ приложить; ибо въ РеспубликЂ рангъ его столь почтенный, что безъ сообщенія ему никакова резолюція, была бъ она о мирЂ или о войнЂ, не совершается; при томъ обнадеждиваетъ, что онъ имЂть будетъ попеченіе тЂ бранные начатки окончить миромъ лучше, нежели продолженію гражданской войны; да и армія ихъ Козацкая, упражняючаясь нынЂ по взаимномъ своемъ паденіи, полезные и славнЂе можетъ быть употреблена противу Христіянскихъ непріятелей, и сей-то есть истинный Христіанской поступокъ, начатую брань оставить; хотя же симъ запрошеные Татары будуть и огорчены и вздумали бъ поднять оружіе, но то не долго продолжаться будетъ: легко ихъ уласкать можно; остается одно токмо, отправить ихъ обратно и чрезъ то одержать себЂ похвалу.

Монахъ, податель онаго письма, много имЂлъ труда, чтобъ не попасться въ руки Татарамъ, а наконецъ пришелъ въ лагеръ къ Хмельницкому благополучно, въ которомъ иного было уже замЂшательства. Гетьманъ тотчасъ созвалъ войско и полученное оное письмо предъ всЂмъ войскомъ прочли. Хмельницкій первый апробовалъ совЂтъ Воеводы Брацлавскаго, и когда многіе на то же согласились, то онъ, въ пресЂченіе всЂхъ враждебныхъ происхожденій, положилъ на мЂрЂ, пока на письмо свое, писанное къ Королю, получитъ отвЂтъ отъ Двора Польскаго, отпустить Татаръ въ Дикія Поля, съ тЂмъ, чтобы они были всегда и во всЂхъ случаяхъ въ пособіе имъ готовы, а послЂ сего и запросить Воеводу въ лагерь для усовЂтованія.

Таковой Хмельницкаго поступокъ, при такомъ состояніи, въ какомъ тогда были его дЂла, удивилъ весь совЂтъ; однакъ не безъ хитрости отъ его стороны было то, ибо хотя онъ, съ одной стороны, казался теченіе побЂды своей приостановить для ощадЂнія пролитія крови и для удобнЂйшаго одержанія милости, однакъ, съ другой, оказалъ онъ и спЂсь и силу свою предъ Поляками для полученія у нихъ того, чего бы они надежно простому покоренію уступить никогда не хотЂли.

И такъ, вступивши внутрь города БЂлой Церквы, оставался нЂсколько въ покоЂ. Между тЂмъ Крывоносъ, другой Козацкой вождь, человЂкъ, наполненной яростію и свирЂпостью, разорялъ Польскую Россію и Подолію, причемъ Хмельницкій, когда къ нему писано, оказалъ себя такъ, какь бы то ему и ненравно и приобЂщался, схватавъ, отдать въ руки Полякамъ такъ оного Крывоноса, яко и другихъ пяти вождевъ бунтовщиковъ, однако и здЂлалъ онъ тЂмъ токмо одинь видъ къ удержанію Поляковъ отъ нападенія на нихъ, какъ то и самимъ дЂломъ оказалось, что, когда отъ Польской стороны было примЂчено, то ЕремЂй Михаилъ Князь Вишневецкій прибылъ къ самимъ границамъ Россіи, по ту сторону ДнЂпра съ нЂсколькими полками, съ которыми и полки Януша Тишкевича, воеводы Кіевскаго, были соединены, тако жъ и полкъ гвардіи покойнаго Короля, подь командою Генерала Осинскаго, маршалка Литовскаго, въ той же былъ экспедиціи, которые и онаго Кривоноса отъ нападеній поудержали и пресЂкли путь къ тому на нЂсколько времени. Хмельницкій же, между тЂмъ, пробрался внутрь самаго Королевства со всЂмъ почти Малороссійскимъ народомъ, котораго считалось до ста тысячь человЂкъ, очемъ извЂстясь другія Польскія войска и послЂднее пограничнаго шляхетства собраніе, согласясь, всЂ вдругъ маршировали тЂмъ своимъ корпусомъ прямо противъ Козаковъ и возмутившихся мужиковъ; однакъ одинъ и другой разъ дЂлали опытъ о примиреніи съ Козаками, хотя въ семъ ничего и не успЂли Польская Республика почувствовала тогда, сколь имъ великой ударъ былъ смерть Королевская; ибо, не сыскивали никого такъ повелительнаго для командированія столь знатныхъ господъ, кои находились въ той арміи и не хотЂли одинъ другому уступать, чрезъ что одно только несогласіе и безпорядокъ въ нихъ воспослЂдовалъ, за тЂмъ нЂкоторые изъ нихъ разсудили заблаго, когда дЂло въ таковое пришло состояніе, лучше оставить войну и возвратиться въ домы, что, по общему совЂту, и апробовано. И такъ, для лучшаго порядка, въ посродкЂ табора начали маршировать въ Константиновъ для занятія квартиръ, при Которомъ маршированьи ордеры въ такомъ были ослушаніи, что, когда нЂкоторые полки начинали рушатись поблизу Пилоча, то другіе, не ожидая очереди своей, тЂхъ предъускоряли, а сіе замЂшательство, пріумножившись по ночной темнотЂ, подало причину другимъ, кои слЂдовали за тЂми, къ нЂкоторому нечаянному страху, который овладЂлъ было самихъ ХрабрЂйшихь Польскихъ воиновъ, потому что они не могли узнать вкорЂ причины таковаго народнаго замЂшательства и бЂганья. Въ каковомъ ихъ безпорядкЂ моглъ бы Хмельницкій, безъ сумнЂнія, одержать надъ ними совершенную побЂду, если бы содержалъ то такъ, какъ въ самомъ дЂлЂ лыло; но думая, что дЂлается нарочно съ нЂкоторою хитростію, поудерживался гонить ихъ въ слЂдъ, а шелъ всегда за ними по тихоньку и съ великою предосторожностію; наконецъ, узнавъ заподлинно, что то отъ единственнаго страху воспослЂдовало, раскаевался весьма и рушилъ тотчасъ съ войскомъ своимъ къ Львову городу, купечествомъ весьма знатному, который токмо на восточную сторону нЂсколько былъ укрЂпленъ, но для защищенія себя тогда ни людей способныхъ, а ни провіанта не имЂлъ, обрЂтался же въ немъ нЂкоторой старой офицеръ, именемъ Арцишевскій, который чрезъ долгое время служилъ въ другихъ сторонахъ и командовалъ Голандскою арміею въ БразилЂ; тотъ, по увЂренью другихъ, ожидалъ скорой себЂ помощи съ Малой Польши, однакь сего не бывало; жители же города того, командуемые тЂмъ офицеромъ, довольно за себя дЂлали сильной отпоръ чрезь нЂсколько дней, но, наконецъ, изнемогши, принуждены, оставя крЂпость осадившимъ оную, видя себя не въ состояніи болЂе уже драться съ арміею, состоящею отъ трехъ сотъ тысячь человЂкъ, да и недостатокъ провизіи въ городЂ возчувствовался, откупились у непріителя знатною суммою денегъ, которую, получивши Козаки, отъ стЂнъ градкихъ отступили.

По окончаніи сего пошли Козаки подъ Замойстье, городъ, нынЂшнимъ манеромъ здЂланной отъ Яна Замойскаго, Гетмана и Великаго Короннаго Канцлера, во время Короля Сигизмунда, отца двухъ послЂднихъ Королей. Тотъ городъ былъ единое прибЂжище шляхетству Рускому, которое изъ владЂній своихъ изгоняемо было взбунтовавшимись мужиками; тако жъ въ томъ же городЂ тогда много было шляхетства изъ воеводствъ БЂлзскаго и Сандомирскаго, съ четырнадцатьмистами солдатъ, коихъ Людвигъ Венгеръ, воевода Померанскій, изъ Пруссіи привелъ туда. Усиленія, которыхъ Козаки и бунтовщики мужики чрезъ цЂлой мЂсяцъ ни употребляли, были безполезны, и такъ они, потерявши при осадЂ много своего народа, ретировались назадъ въ Россію.

Ни должно умолчать здЂсь о помощи, которую Польская Республика отъ Французскаго Короля имЂла, ибо хотя тогда и во Франціи огнь гражданской войны возгораться началъ, дозволилъ, однакъ, Король, чтобы восемъ сотъ человЂкъ рекрутъ, набранныхъ на кошть его полковникомъ Христофлемъ Пржіемскимъ, кой въ арміи его Фландрійской командовалъ Польскимъ полкомъ, шли въ помощь Польской арміи подъ командою того полковника, который съ оныхъ рекрутовъ хорошій здЂлалъ полкъ.

Хмельницкій съ войскомъ своимъ сталъ на кантонеръ квартирахъ. НЂкоторые знатнЂйшіе господа отъ стороны Республики приходили къ нему для разговору о мирЂ, однакъ на то отвЂти были весьма горды; всЂ тЂ авантажи послЂдняго походу здЂлали его продерзливЂйішимъ, нежели прежде; за тЂмъ оные депутаты много имЂли труда, пока уговорили его, по крайней мЂрЂ, на то, чтобъ онъ на перемиріе на нЂсколько мЂсяцевъ согласился.

Еще совершеннаго оному перемирію окончанія не было, какъ съ одной и другой стороны начатки новой войны оказалисъ. Бунтовщиковъ полки на многихъ мЂстахъ собравшись, нападали на Поляковъ, однакъ за таковое нападеніе достойное понесли наказаніе: всЂ почти въ прахъ разбиты Андреемъ Фирлеемъ, каштеляномъ БЂлзскимъ, и Станиславомъ Ланскоронскимъ, каштеляномъ Каменецкимъ, которымъ новый Король, Янъ Казимиръ, скоро по избраніи своемъ, препоручилъ арміи въ командированіе; тако жъ знатной Козакамъ послЂдовалъ уронъ въ ОстрополЂ, БарЂ и другихъ мЂстахъ, которыя у нихъ съ великимъ кровопролитіемъ и не малою добычью взяты.

Хмельницкій наступающей весны, которой онъ съ нетерпЂливостію ожидалъ, упросилъ опять въ помощь Татаръ, коихъ числомъ болЂе ста тысячь было, и пошелъ въ походъ для учиненія новаго нападенія на Польшу. Поляки собрались тако жъ для пресЂченія его предпріятія, коихъ вожди имЂли совЂтъ, на которомъ мЂстЂ должны они приостановиться, пока остальное Польское войско соединится съ ними, въ которомъ совЂтЂ, между многими разсужденіями, было сіе, чтобы стать лагеремъ подъ самими пушками Каменца, яко крЂпости таковой, которая одна защитою есть ПольшЂ противу Турковъ, а наконецъ мнЂніе Фирлея предпочтено другимъ. Онъ, разсуждая, что арміи не должно отдалять отъ границы, чтобы не подвергнуть непріятельскому жребію, избралъ за лучше для лагеру городъ Збарашъ, принадлежащій Князю Вишневецкому, мЂсто, для сего предпріятіи и принятія помощи, которой онъ ожидалъ, письма способное. Онъ не имЂлъ у себя болЂе девяти тысячь человЂкъ, въ томъ числЂ и тЂ полки, коихъ нЂкоторые господа содержатъ у себя на собственномъ своемъ коштЂ. Между прочимъ генералитетовъ имЂлъ онъ въ арміи Ланскоронскаго и Графа Острогскаго, подчашего Короннаго, кои даны ему были въ товарищи, тако жъ и Князей, Димитрія и ЕремЂя Михаила Вишневецкихъ, и Александра Конецпольскаго, великаго хорунжаго Короннаго, сына покойнаго Гетмана.Конецпольскаго.

Генералъ Фирлей, предвидя, что вскорЂ атакованъ будетъ безчисленною почти арміею, приказалъ завременно учредить магазейны и поновить обветшалыя фортификаціи такъ города, яко и крЂпости Збарашъ, и прикрыть лагерь свой добрымъ ретрашаментомъ, обнесть рогатками и рвами, а особливо берегъ озера, которое ему довольно давало воды, чтобъ въ случаЂ непріятельми захвачено не было.

Только что помянутый Фирлей оградилъ себя шанцами, армія Козацкая и Татарская отъ всЂхъ сторонъ обняла его; она была столь многочисленна, что равной ей не бывало со времени браней Аттилы и Тамерлана, а сверхъ сего то еще почти не бывало, что Ханъ самъ, персоною своею, въ арміи присутствовалъ, съ желаніемъ пожерти цЂлое Польское королевство, яко корысть, которая отъ него увойти не можетъ. Хмельницкій же увЂрялъ его въ томъ, какъ въ неложномъ событіи, и подлинно, ни во что онъ вмЂнялъ такъ малое число Польскихъ солдатъ, коихъ раз†бы довольно было только для защищенія Польской границы. Онъ намЂрилъ ихъ не только гладомъ переморить, но и силою въ первомъ рааЂ овладЂть лагеремъ ихъ, что произвесть думалъ такъ легко, что и щадить людей, яко ихъ великое число, нужды не было.

1649 года, мЂсяца Іюля 13 дня, была генеральная атака и съ великою яростію. Ханъ командовалъ самъ полками своими, которые, не зная еще задовольно смЂлости и храбрости Поляковъ, устремлялись на нихъ нападеніями своими; безразсудны великое усилованіе было на станцію генерала Фирлея, кой болЂе всЂхъ тому подверженъ былъ. Часть Польской арміи скрылась было въ близь находящіяся тамо раздолія, чтобъ тЂхъ, кои уже ретраншаментомь завладЂли, прогнать, что хотя и съ трудомъ, но благополучно, воспослЂдовало. Фирлей и Князь Вишневецкій защищали себя храбро, но сей послЂдній когда усмотрЂлъ, что солдаты его начали ослабЂвать, приказалъ мало отъ брани и отъ пальбы на Татаръ поудержаться, дая имъ знать, какъ бы онъ намЂревалъ дЂлать пропозицію о миръ съ Татарами, а имъ остается токмо храбро стать противу однихъ Козаковь, чЂмъ оное его войско, будучи ободрено, вооружилось опять такъ крЂпко, что, хотя и многое число уже убитыхъ лежало на землЂ, однако, подвизаясь они всЂми силами, оказали удивительные отчаянной храбрости своей знаки, хотя преже сего того жъ дня семь атакъ выдержали.

СлЂдующихъ дней Козаки вооружились и паки на Поляковъ, но съ меньшимъ еще выигрышемъ какъ прежде, хотя силЂ своей присовокупили и хитрости воинской, хотячи увЂрить Поляковъ, что имъ и Турки на помощь пришли: они здЂлали соломенные болваны и, одЂвши ихъ по Турецкому, посажали на лошадей и поставили ихъ въ арміи безъ вожаевъ, что отъ стороны Польской тотчасъ узнано употребленіемъ микроскопіи. Хмельницкій посылалъ счаста письма къ Полякамъ, въ которыхъ одними уговоривалъ Фирлея къ примиренію, а другими побуждалъ НЂмецкіе полки къ дезертированію; наконецъ, видя, что не успЂваетъ ничто ни силою, ни хитростію, принялъ намЂреніе атаковать Польскіе ретраншаменты траншеями и на то употребилъ денно и ночно работать мужиковъ, коихъ было такъ великое число въ арміи его, что чрезъ малое время здЂлали тЂ траншеи ажъ до самой подошвы Польскихъ ретраншаментовъ.

Сіе новое Козаковь средство устрашило Поляковъ болЂе, нежели прежде, и видя они, что защищеніе отнимается у нихъ и что они всилу первые ретраншаменты одержать уже могутъ, здЂлали другіе поближе города, въ которые, какъ скоро совершены были, ретировались. НЂкоторые изъ славнЂйшихъ Козацкихъ офицеровъ думали, что Поляки всЂ свои ретраншаменты оставили и заперлись въ одномъ мЂстЂ, однакъ сего, яко вредительнаго, не было въ самомъ дЂлЂ. Сверхъ крайности той, въ якую они пришли, что не имЂли уже почти никакого средства къ ободренію себя, послЂдовалъ еще въ провіантъ и фуражЂ недостатокъ; и такъ лошади, падающія всякой день толпами, приключили несносный смрадъ въ лагерЂ; одна булка продавалась за десять полтораковъ (на Россійскую монету въ то время десять копЂекъ, а нынЂ двЂнадцать съ половиною копЂекъ), а бочка пива пятьдесятъ золотыхъ, кои съ двадцать полтораковъ стоятъ, (то есть, десять рублей, а по нынЂшнемъ вычисленію двЂнадцать рублей и пятьдесятъ копЂекъ). Солдаты принуждены Ђсть конское и собачое мясо. Хмельницкій видя, осажденной Польской арміи, отъ которой всегда дезертировали солдати, бЂдное состояніе,.пришелъ въ большое свирЂпство и не хотЂлъ инако согласиться на миръ, какъ на печальныхъ и несносныхъ Полякамъ кондиціяхъ. Ханъ оказался при семъ случаЂ склоннЂйшимъ и требовалъ, чтобы Вишневецкій и Конецпольскій пришли къ нему для конференціи Поляки не могли снестъ сего, чтобъ тЂ господа сами отдали себя въ руки его, чЂмъ Хана привели въ великой гнЂвъ; всуе Польскіе Генералы отправили курьеровъ къ Королю своему, увЂдомляя его о состояніи, въ которомъ они находятся, и прося скорой помощи, ибо всЂ почти тЂ курьеры попадались въ руки Козакамъ или Татарамъ, и хотя съ нихъ кто и убЂжалъ, однакъ отвЂта принесть Полякамъ не могъ, потому что въ обратномъ пути или пани пойманъ бывалъ, или убитъ, а они, ожидая съ времени до времени отъ Короля вЂдомости и скорой помощи, не преставали защищать себя; наконецъ же, видя, что отъ Короля ни сего, ни другаго нЂтъ, умыслили ложное написать письмо, и чтобь въ арміи повЂрено было, придЂлали къ тому письму Королевскую печать, якую они съ преже полученныхъ писемъ оторвали; тою хитростію, такъ какъ и сладкими рЂчами, потЂшили осажденную армію, уговоривая ея имЂть терпЂніе. НЂкоторые изъ тЂхъ же главнЂйшихъ офицеровъ, кои имЂли еще для себя довольно провіянта, оставя добрые вкусы, Ђли, для лучшаго солдатъ своихъ поощренія, смердячое конское и собачее мясо. Фирлей самъ, хотя уже старъ и боленъ былъ, хотЂлъ такожъ то употреблять, однакъ предстоящіе ему въ томъ попрепятствовали. Вишневецкій и Конецпольскій, чтобъ отнять надежду у Козаковъ о полученіи скорой надъ ними побЂды, не преставали частыя дЂлать нападенія съ тЂми людьми, кои еще ивпосредЂ таковаго бЂдствія имЂли у себя бодрость и силу. Между тЂмъ, сверхъ недостатка въ провіантЂ, послЂдовалъ Полякамъ и недостатокъ въ воинскихъ потребностяхъ, кои попрепятствовали имъ такъ часто, какъ прежде, дЂлать пальбу. Козаки со стороны своей не дремали въ томь, ибо, кромЂ безпрерывнаго огня, которой они на Польской посылали лагерь, и кромЂ безпрестанныхъ наскакиваній чрезь траншеи, усиловались завладЂть городомъ Збарашемъ и отнять у осажденныхъ воду. Однакъ, когда одно и другое имъ не пощатсливилось, намЂрили было зажечь тотъ городъ, а паче тЂ ворота, которые имъ много препятствовали по причинъ высоты ихъ, откуда безпрестанная на Козаковъ дЂлалась пальба чрезь найлучшихъ Польскаго войска стрЂльцовъ, между которыми превосходнЂйшій былъ нЂкоторый ротмистръ, именемъ Битлеръ, да патеръ Мишавецкій, Езуитъ, кой пальбою своею сверху замковыхъ воротъ отбилъ отъ своей стороны болЂе двухъ сотъ Козаковъ. Чего для приняли намЂреніе Козаки съ великою толпою, съ фитилями въ рукахъ, подойти подъ тЂ ворота для зазженія, чрезъ что бы легкій былъ уже способъ ко одержанію вскорЂ и другихъ мЂстъ; однакъ, когда осажденные увЂдомились о семъ ихъ предприятіи, приуготовились лучшимъ способомъ для недопущенія ихъ къ тому и поступили при томъ такъ храбро, что стоило то имъ великаго о кровопролитія; и когда все ихъ дЂло было уже въ худомъ состояніи, то стрЂла, испущенная въ городъ, принесла благополучно письмо, которое къ оной привязано было. Оное писано было отъ нЂкоторого безъименнаго шляхтича, кой находился въ службЂ Козачей, гдЂ тотъ шляхтичь первЂе извинялъ себя за то, что служилъ Козакамъ, къ которымъ принужденъ онъ предаться за обиды, причиненныя ему отъ нЂкоего знатнаго господина, и по нещастью, приключившемуся Полякамъ въ прошломъ годЂ, а посла объявилъ о себЂ, что онъ еще любве и ревности къ своему отечеству не потерялъ, какъ онъ уже и преже сего, посылая такимъ же образомъ трожди письма свои, довольно себя въ томъ оказалъ; при тотъ далъ имъ знать, что Король идетъ къ нимъ на помощь и находится уже въ ЗборовЂ, Козаки же, увЂдавши о походЂ его, стараются усугубить силъ своихъ противу ихъ; того для должны и они, совЂтовалъ онъ, какъ можно стараться не терять храбрости своей и пріуготовливаться мужественно къ сопротивленію съ Козаками.

Большая часть осажденныхъ не могла вЂрить тому письму, думая, что то есть новое намышленіе хитрости отъ Польскихъ старшинъ, однакъ оное посля оказалось вЂрно и справедливо. Король много им Ђлъ препятствій такихъ, кои бы могли поудержать маршъ его, пока прибылъ въ Зборовъ для освобожденія содержащагося въ осадЂ войска своего; однакъ армія та, которую Король съ собою привелъ, не токмо не была довольна къ прогнанію онаго страшнаго непріятельскаго множества, съ которымъ она брань имЂть должна, но и къ выдержанію малЂйшаго нападенія; ибо состояла она съ пятнадцати тысячей солдатъ, да пяти тысячей человЂкъ тЂхъ, которые содержатся у господъ на собственномъ ихъ коштЂ, а остатки шляхетства не скоро собрались, хотя ордеры Королевскіе для конвокацій ихъ давно разсыланы были.

Хмельницкій и Ханъ, извЂстясь о прибытіи Короля Польскаго, раздЂлили войска свои на части и, оставя сорокъ тысячей Татаръ съ двумя стами тысячей Козаковъ и мужиковъ подъ Збарашемъ, маршировали прямо въ Зборовъ съ войскомъ, состоящимъ около шестидесяти тысячей Татаръ и восьмидесяти тысячей Козаковъ, и продолжали тотъ маршъ свой въ такой закрытости, что ни какимъ образомъ никому изъ непріятелей не можно увЂдать было, хотя Король и многія посылалъ партіи для освЂдомленія, потому что тЂ, которые посыланы, мало могли примЂтить, для того по большой части, что деревенскіе мужики, будучи всЂ склонные къ Козакамъ, яко одной ВЂры питомцамъ, несправедливо о Козацкомъ маршЂ объявливали. А какъ скоро Козаки и Татаре прибыли къ Королевскому лагеру тайнымъ образомъ, къ чему лЂсъ и густой туманъ много имъ пособилъ, то. Хмельницкій сыскалъ случай войти внутрь самаго города Зборова и разсмотрЂть тамъ, по способности времени, состояніе Польской арміи.

Оная, не вЂдая о Козацкомъ и Татарскомъ прибытіи, выступила въ маршъ и маршировала тЂсною дорогою, попричинЂ имЂющихся на тамошнихъ болотахъ гатей и мостовъ, и какъ, переправившись чрезъ тЂ мЂста, начинала уже итти въ порядкЂ, то тотъ же часъ увидЂла себя обнятую вокругъ отъ Козаковъ и Татаръ. Брань началась первЂе отъ нападенія на богажъ; Татаре пришли въ невоздержаніе, захвачивали Королевскихъ людей, переходячихъ чрезъ воду, на которой имЂющіяся гати сами ихъ мужики разломали для удобнЂйшаго Козакамъ и НевЂрнымъ переходу. Премысльское шляхетство и кавалерія Княза Острожьскаго первой ударъ выдержали, но когда болЂе противиться великому непріятельскому числу, окружающему ихъ отвсюду, не въ состояніи были, то многіе отъ того шляхетства со всЂмъ своимъ богажемъ достались въ плЂнъ Татарамъ. Станиславъ Витинскій и Леонъ СапЂга, Вицеканцлеръ Литовскій, прискаканъ на помощь, прогнали было Татаръ, однакъ не съ великою удачею, ибо сіи, оборотясь, съ большимъ стремленіемъ на войско Вицеканцлера, напали, и сражась съ нимъ чрезъ шесть часовъ, преодолЂли бъ его совсЂмъ, яко трожди оно приходило въ робость, если бы Каштелянъ Сендомирскій и Людовикъ Осолинскій, староста Стеблицкій, не освободили его отъ невЂрныхъ, которые чрезъ то въ большую еще приходили горячность. Въ той баталіи Осолинскій съ многимъ шляхетствомъ воеводства Рускаго остался убитъ. Между тимъ какъ сіе происхо/дило сзади Польской арміи, то Хмельницкій съ Козаками своими и нЂкоторою партіею Татаръ атаковалъ оную съ фронту. Король, поставивши въ первомъ челЂ войска свои въ ордеръ баталіи, препоручилъ правое крыло въ команду Великому Канцлеру Осолинскому, которое состояло съ Королевской кавалеріи, тако жъ и съ кавалеріи воеводства Подольскаго и БЂльзскаго, да Дангофа, Старосты Сокальскаго, и другихъ полковъ, а лЂвое крыло поручилъ въ команду Георгу Любомирскому, СтаростЂ Краковскому, и Князю Корецкому, въ которомъ, между прочими полками отъ кавалеріи, были многія компаніи волонтеровъ.

Инфантерія, въ которой и самъ Король имЂлъ свой постъ, была въ командЂ генерала маіора Губалда, родомъ съ Мисніи (кой чрезъ долгое время служилъ въ НЂмецкихъ полкахъ и былъ въ разныхъ баталіяхъ, а потомъ былъ Комендантомъ въ ГданскЂ) и Губернатора Краковскаго, Вольфа, шляхтича Лифляндскаго, кои оба и свои НЂмецкіе полки имЂли въ той инфантеріи.

Татаре, раздавшись въ ширь въ видЂ авангардіи, какъ бы для нЂкоторой обсерваціи, вдругъ обняли было ее, по обыкновенію своему, а посля бросились воЂ на правое крыло; однакъ приняты были они тамъ весьма хорошо; инфантерія же замкнута была штыками, чего они пресЂчь не въ состояніи были. И такъ оттуда ударились на лЂвое крыло, которое они удачнЂе разбили, нежели первое. Подъ Княземъ Корецкимъ, который командовалъ тЂмъ крыломъ, убили лошадь, причемъ и самъ онъ мало что не пропалъ; Рыцускій раненъ отъ удару стрЂлы, которая ему пробила щеку, однакъ онъ, не вынимая изъ раны той стрЂлы, пошелъ къ Королю съ объявленіемъ опасности, въ которой находится лЂвое крыло. Его Величество, позабывъ достоинства и особы своей, прискакаль тотчась туда для укрЂпленія присутствіемъ своимъ и увЂщеваніемъ всЂхъ на храбрость, возвращая на брань всЂхъ тЂхъ, кои были въ бЂгахъ, а тЂмъ, которые представляли жалобы о недостаткЂ офицеровъ для командированія, сказалъ, что онъ самъ особою своею заступитъ ихъ мЂста.

Сей Государь нечувствительно входилъ бы въ великія опасности, естьли бы слЂдующіе за нимъ не удерживали его. Присутствіе Короля, который такимь опасностямъ, для спасенія своихъ, подвергалъ себя, ободрило войско его такъ, что и несравненное множество непріятелей, коихъ они предъ собою имЂли, начало ослабЂвать, а Поляки, ободрясь, сражалися съ ними съ лучшею горячностію, нежели прежде, и изъ мЂста своего болЂе уже не уступали.

Некоторые изъ Татарь проломилися было съ одной стороны внутрь войска, однакь тотчасъ пушечными выстрЂлами и двЂма отъ инфантеріи ротами, подъ командою Гица, Капитана Королевской гвардіи, прогнаны. Наконецъ, когда непріятели не одержали ни какого авантажу, который бы соотвЂтствовалъ великимъ ихъ силамъ, употребленнымъ противу Польской арміи, наступающей ночь печальной оной окончала день, въ которой армія, по всЂмъ видимымъ обращеніямъ, должна была разбита быть на части. ЦЂлая оная ночь происходила въ совЂтахъ и раздачи ордеровъ къ баталіи на утрешній день; здЂлано нЂсколько ретраншаментовъ въ скорости такъ для прикрытія себя, какъ и для лучшаго авантажу. Между тЂмъ какъ Король съ главнЂйшими господами и офицерами отъ арміи держалъ совЂтъ, произошелъ въ лагерЂ шумъ и смятеніе съ того, что яко бы Государь ихъ принялъ намЂреніе ретироваться съ прочими господами тоей же самой ночи.

Крайность бЂдствія, въ которой состояло дЂло, оную догадку о ретирадЂ здЂлало мало что не справедливою; ибо только что не произошло равное Пилочскому замЂшательству. Король, кой хотЂлъ было удалиться длл раздоха, увЂдомясь о томъ смятеніи, тотчасъ сЂлъ на лошадь и, Ђздя по лагеру, увЂрилъ всЂхъ присутствіемъ своимъ о ложномъ имъ о его ретирадЂ внушеніи, доказывая имъ, что онъ того никогда и не думалъ, а желаетъ всегда крЂпко стоять противу непріятеля вмЂстЂ съ ними, а между тЂмъ ласкалъ ихъ надеждою благополучнаго успЂха въ баталіи, которая дана будетъ слЂдующаго дня. Между прочимъ въ воинскому совЂтЂ, по настоящей коннектурЂ, разсуждено и сіе, чтобъ здЂлать опытъ въ раздЂленіи Хмельницкаго отъ Хана, что и происходило такимъ образомъ: послали къ Хану одного плЂненнаго Татарина съ письмомъ отъ Короля, которымъ изъяснено то, что Король не думаетъ, что онъ позабылъ милости и благоволеніе покойнаго Короля Владислава, у котораго когда онъ былъ плЂнникомъ и содержался подъ карауломъ въ ПольшЂ, то много; оказано ему благодЂянія, а наконецъ, и совершенную получилъ свободу, что онъ тако жъ полученіе настоящаго своего достоинства прочитать долженъ милости оного Государя и что Король удивляется сему, что онъ присовокупился къ бунтовщикамъ и рабамъ, за которое неправильное соединеніе не долженъ себЂ мечтать великихъ авантажей: Богъ въ таковыхъ предпріятіяхъ не будеть благоволитъ. Между тЂмъ и сіе разсудилъ заблаго привесть ему на память, что онъ много одолженъ былъ отъ покойнаго Короля, брата его; при томъ обнадеживалъ его дружбою своею, естьли она ему пріятнЂйша будетъ, нежели алліянція съ бунтовщиками. ОтвЂта на то письмо тогда не было. И такъ утрешняго дни, на разсвЂтЂ, показалась вся Козацкая и Татарская армія въ ордерЂ баталіи. Козаки шли прямо къ городу Зборову, а Татары нападали на богажъ; четыреста легкой Польской конницы на нЂсколько времени отъ частыхъ набЂговъ поудержали Козаковъ, а послЂ, будуча подкрЂпленіе большимъ числомъ войска, отогнали ихъ отъ города прочь. Слуги, будучіе при богажЂ, принявши оружіе, прогнали отъ себя и Татаръ. Непріятели, раздЂлившись на три корпусы, съ троихъ сторонъ атаковали Королевскій лагеръ и первЂе всего завладЂли церквою, которая была близь лагеря; тамъ, здЂлавши батарею, поставили пушки, стрЂльбою коихъ принуждали защитниковъ того мЂста ретироваться назадъ. Они, завладЂвъ тЂмъ усиловались на ретраншаментъ, на которомъ одинъ Козакъ поставилъ было уже и знамя свое, однакъ нЂкоторые Королевскіе полки, прискакавши туда, дали тамъ сильной отпоръ, что они принуждены были оставить атаку и батареи. Слуги гнались въ слЂдь за ними и храбрость, которую они оказали при той баталіи, дала случай здЂлать объ нихъ опредЂленіе о принятіи ихъ въ конницу и распредЂленіи по полкамъ для пріумноженія числа, и, учинивъ то, дать вдругъ баталію цЂлою арміею, на что многіе не согласились, для того, что, когда всЂ вдругъ изнемогуть, то напослЂдокъ нЂкимъ будеть защитить города, который можетъ чрезъ то прійти въ такую же крайность, какъ и Збарашъ. И когда у нихъ таковая мнЂнію разность воспослЂдовала и Поляки въ томъ всегда колебались, не вЂдая каковое аппробавать мнЂніе, то Небо само къ благополучію ихъ открыло имъ путь. Ханъ, кой прежде всЂхъ ласкалъ себя побЂдою Польской арміи, усматривая въ томъ противное, началъ какъ нарочно, такъ по нЂскольку и отъ страха, удаляться отъ брани, показывать себя склоннЂйшимъ къ примиренію, чего для и на Королевское письмо одЂлалъ отвЂть весьма учтивый: призналъ онъ себя одолжена Королевскому Двору, объявляя притомъ, что ежели бы и Его Величестио, по избраніи своемъ, требовалъ его, то онъ бы безь сомнЂнія оказалъ болЂе ему дружбы своей, нежели Козакамъ; но понеже онъ его такъ пренебрегъ, что чуть и за общаго человЂка почесть его хотЂлъ, хотя и довольно вЂдать долженъ, какъ дружба его можетъ быть ПольшЂ полезна, того для принужденъ онъ былъ вступить съ Козаками въ согласіе; однакъ, когда желаетъ Король возобновить древную алліянцію съ Татарами, то онъ отъ своей стороны не отказывается и обЂщаваетъ отложить оружіе и привесть Козаковъ къ ихъ должности, когда только и Козацкія вольности въ цЂлости будуть содержаны, и когда Его Величество, согласясь на то, желаетъ означитъ мЂсто для конференціи о мирЂ и пришлетъ туда своего канцлера, то онъ не умедлить прислать и своего визиря. Письмо Ханское сообщено было съ письмомъ Хмельницкаго, въ которомъ и тотъ весьма учтиво увЂряеть Короля о вЂрности своеи и о будущихъ отъ него услугахъ. Каковая Ханская пропозиція принята за благо и для конференціи опредЂлено мЂсто между обЂма арміями. Визирь отъ стороны Хана своего требовалъ, чтобъ уплаченъ былъ пенсіонъ, который Республика Польская обыкла была давать Хану за службу, оказываемую отъ него ПольшЂ, а покойный Король, Владиславъ, то дЂлать отказалъ; чтобъ Козаки Запорожскіе были удовольствованы и чтобы за уронъ, послЂдовавшій Татарамъ въ сей экспедиціи и за пролитіе ихъ крови, дозволено было имь въ оборотномъ ихъ пути бЂгать и грабить Польшу по вольности. Во время той конференціи брань приостановлена, однакъ, по нЂкоторымъ враждамъ, частое было нарушеніе того перемирія. На утрешній день, то есть, 17 Августа, 1649 года, полномощные, паки съЂхались на мЂсто конференціи, и всякъ изъ нихъ самъ треть: Канцлеръ имЂлъ съ собою Воеводу Кіевскаго и Вицеканцлера Литовскаго, а визирь Сиферказа и Сулимаза Агу, при которомъ былъ и самь Хмельницкій, для испрошенія амнистіи Козакамъ и взбунтовавшимся мужикамъ и соблюденія вольностей ихъ и ВЂры Греческой. Наконецъ, послЂ нЂкотораго оспориванія заключенъ того жъ дни мирный трактатъ съ Татарами и Козаками на слЂдующихъ кондиціяхъ:

1. Быть миру и братерской дружбЂ навпредъ съ Іоанномъ Казимиромъ, Королемъ Польскимъ, и наслЂдниками его, Королями, и съ Исланомъ Гиреемъ, Ханомъ Татарскимъ, и со всею фамиліею его.

2. Король долженъ дать обыкновенный Татарамъ пенсіонъ, когда нарочно для того присланы будутъ въ Каменецъ депутаты.

3. Ханъ за тотъ пенсіонъ долженъ всегда вспомоществовать Королю цЂлымъ своимъ воискомъ, за потребованіемъ его противу всЂхъ непріятелей ПольшЂ, какіе бы они ни были.

4. Ханъ долженъ защищать Польскія границы отъ нападеній и грабительствъ, причиняемыхъ отъ его подчиненныхъ.

5. Остальное войско его, состоящее подъ Збарашомъ, оступило бы тотчасъ и пропустило бы во всякой свободЂ состоящее тамъ Польское войско на то мЂсто, куда Его Величество итти ему укажеть.

6. Ханъ приказалъ бы всЂмъ войскамъ своимъ и имЂющимся при немъ Туркамъ ретироваться непродолжительно изъ Польши и земель, принадлежащихъ Его Величеству.

7. Король, въ уваженіе Хана, прощаетъ все Хмельницкому и его войску и оставляетъ Козацкое войско быть въ прежней его формЂ, числЂ и вольности.

8. Сверхъ сихъ кондицій обЂщано Хану триста тысячей золотыхъ, изъ которыхъ сто тысячей тотчасъ онъ и принялъ.

Артикулы, заключенные съ Хмельницкимъ, весьма полезные, коихъ содержаніе таково:

1. Король долженъ согласиться на генеральную всЂмъ Козакамъ и бунтовщикамъ мужикамъ амнистію и бывшее все оставить навпредь въ забвеніи.

2. Хмельницкій, Козацкій Гетьманъ, долженъ проситъ у Его Величества прощенія на колЂнкахъ и лежа на землЂ.

3. Хмелницкій былъ бы всегда Козацкимъ Гетьманомъ, а число Козаковъ состояло бъ до сорока тысячей, и въ такомъ характерЂ никому бы не былъ подвластенъ, токмо одному Королю, однакъ имЂлъ бы почтеніе и къ РеспубликЂ, яко Польскій шляхтичь.

4. Его Польское Величество долженъ имЂть реестръ тЂхъ сорока тысячей Козаковъ поименно и осЂдлости ихъ; въ случаЂ смерти Хмельницкаго были бъ они всегда подъ командою одного изъ ихъ вождевъ или старшинъ Греческаго исповЂданія.

5. Войско, осажденное въ ЗбарашЂ, имЂло бы отъ Козаковъ свободный проходъ.

6. Греческая ВЂра имЂла бы свободное исповЂданіе во всемъ Королевст†и въ КраковЂ, и на соединеніе съ Римскою Церковью не привлекало бъ ихъ духовенство.

7. Воеводство Кіевское состояло бы всегда подъ вЂдомствомъ Воеводы Греческаго ИсповЂданія.

8. Митрополитъ Греческаго ИсповЂданія имЂли бъ засЂданіе въ СенатЂ между Епископами и имЂли бъ между ними девятое мЂсто.

9. Козакамъ дозволено бы было цЂдить вино для ихъ собственнаго употребленія, а не для продажи.

10. Козакамъ выдавано бы сукно для обмундированія и притомъ по десять золотыхъ каждому для воинскихъ потребностей.

11. Шляхетство, за принятіемъ владЂніи своихъ, не взыскивало бы отъ подданныхъ своихъ награжденія за понесенные ими уроны и за то бы ихъ не утЂсняло.

12. Шляхетство такъ Римскаго, какъ и Греческаго, ИсповЂданія, которое при Козацкомъ ГетьманЂ обрЂталось въ службЂ, не бывало бы обезпокоевано, но все бы, что ни было въ послЂдней войнЂ, предано вЂчному забвенію.

Въ слЂдствіе чего Хмельницкій пришелъ предъ Короля и, ставши на колЂнкахъ, говорилъ съ плачемъ великую рЂчь съ засвидЂтельствовашемъ, что онъ всегда желалъ предстать предъ лице его и оказать самымъ опытомъ услуги свои Его Величеству и РеспубликЂ, нежели продолжатъ войну къ дальшему кровопролитію; но когда судьбина уже тако опредЂлила, то нынЂ приступаетъ онъ съ упокореніемъ просить милости и прощенія за свои преступленія, увЂряя Его Величество о награжденіи тЂхъ будучими своими добрыми поступками. Король отвЂтствовалъ ему чрезь Канцлера Литовскаго такъ: Его Величество лучше принимаетъ подданныхъ своихъ покаяніе, нежели наказаніе, и прощаетъ ему вЂрно все бывшее, съ тЂмъ только, чтобы онъ ревностію и вЂрностію своею къ отечеству загладилъ этоть содЂянный имъ грЂхъ.

По заключеніи сего, Хмельницкій и Ханъ приказали войскамъ своимъ ретироваться. Король, свободясь благополучно отъ таковой опасности, принялъ маршрутъ съ Польскою арміею на Глиняне, а оттуда пошелъ до Львова.

Войска, ретраншированныя въ ЗбарашЂ и пришедшія, какъ извЂстно, къ самимъ крайностямъ, укрЂпляли себя болЂе яростію и отчаяніемъ, нежели надеждою спасенія.

Граждане города того, не могучи болЂе снестъ безпокойства и гладу, намЂрили было уже или сжечь городъ, или отдать непріятелю, однакъ недремливость Поляковъ не допустила ихъ къ такому траническому предпріятію, чего для просили они о выпускЂ себя изъ города, что и дозволено, однакъ только женамъ и дЂтямъ. Сіи, выпущенные изъ города, не могли утаить ретирады своей и уйти такъ, чтобъ не попасться въ руки первЂе Польскимъ солдатамъ, кои, ихъ схватавъ, насильничали такъ, какъ хотЂли, а наконецъ и Татарамъ, кои взяли ихъ всЂхъ въ плЂнъ, при которой неблагополучной толпЂ было множество слугъ отъ Польской арміи.

21 Августа, того жъ 1649 года, Козаки осажденнымъ первЂе принесли извЂстіе о заключенномъ въ Зборо†мирЂ, о которомъ одни вЂрили, а другіе сумнились и думали, что статься можеть объ нихъ въ мирномъ трактатЂ ничего не упомянуто, каковыя мысли навелъ имъ трубачь, который, съ легкомыслія своего, публиковалъ тоже самое дЂло звукомъ трубы, за что осуждено было его насмерть, однакъ ходатайствомъ одного изъ Польскихъ Генераловъ освобожденъ. Посля того вскорЂ получено письмо отъ Хмельницкаго, которымъ увЂряетъ онъ самыхъ осажденныхъ объ ихъ освобожденіи, только бы нЂкоторую сумму денегъ уплатили Татарамъ. Польскіе Генерали не хотЂли принять сей кондиціи въ освобожденіи себя и сказали всЂ единомысленно, что когда Хмельницкій долженъ отвесть войска, то слЂдуетъ ему и удовольствовать ихъ, а буде нЂтъ, то они могутъ оставаться еще на своихъ мЂстахъ; наконецъ, вЂрнЂйшій и радостнЂйшій вЂстникъ прибылъ къ нимъ съ письмомъ отъ Короля, Полковникъ Миноръ, увЂряя ихъ о ихъ свободЂ безъ всякой кондиціи, и объявляя имъ, что воеводство Сендомирское, которое тогда было чрезъ смерть Князя Заславскаго вакансовое, пожаловано отъ Его Величества Генералу Фирлею за службы его, Принцу Вишневецкому староство Премыславское, Князю Острогскому староство НесвЂцкое, а Ланцскоронскому староство Стобницкое и воеводство Брацлавское.

ВсЂ сіи награжденія хотя и знатные, однакъ несравнены были великодушно и героической храбрости, которой тЂ всЂ господа изрядные оказали знаки чрезъ цЂлыхъ два мЂсяца будучи въ осадЂ и безпрестанно въ атакЂ въ ЗбарашЂ.

Богъ не меньше благодЂтельствовалъ Полякамъ въ ЛитвЂ, какъ и въ Руссіи, гдЂ такъ сказать, аки рукою обЂ ихъ арміи вывелъ изъ опасности, а инако, по всемъ видимымъ обращеніямъ, должны были они тамъ пропасть.

Бунты Козаковъ и Рускихъ мужиковъ сначала сей войны распространились въ Лит†потому болЂе, что народь того Княжества довольно сходственъ былъ правами и ВЂрою Малороссіянамъ.

Козаки, вступивъ въ оное Княженіе отъ двухъ сторонъ, здЂлали нЂсколько нападеній въ ПолЂсьЂ, которая сторона, полная лЂсовъ и болотъ, и принадлежитъ къ части воеводства Кіевскаго и Волынскаго. ТЂ Козаки, чрезъ измЂну тамошнихъ обывателей, кои въ ихъ проходъ согласны были, завладЂли было городами Стародубомъ и Гомелемъ, однакъ Полковники: Пацъ и Воловичь, а потомъ Князь Янъ Радзивилъ, Жмудскій Генералъ, Литовскій Гетьманъ, съ шляхетствомъ Оршанскимъ и гарнизономъ Быховскимъ, такожъ и съ другими нЂсколькими полками, пресЂкли дальшее ихъ нападеніе. Когда же помощь отъ Республики поздно пришла, а Князь Радзивилъ отозванъ на Сеймъ, то тЂ бунтовщики, пользуясь отлучкою его, дЂлали опять нападенія и атаковали городъ Слуцкъ, принадлежащій Князю Богуславу, Оберъ Шталмейстеру Литовскому.

Г. Сосновскій, тамошній Губернаторъ, защищалъ ето храбро, а Горшъ, Губернаторъ Оршанскій, въ ЧерескЂ разбилъ отъ нихъ тысячу пять сотъ человЂкъ, онъ же прогналъ ихъ и отъ Быхова.

Г. Мирскій, Генералъ-Маіоръ Литовской арміи, отнялъ у нихъ многолюдный городъ Пинскъ, въ которомъ Греческаго ИсповЂданія была Епископія, коимъ было они уже чрезь измЂну гражданъ завладЂли. НЂкоторой Козацкой старшина, именемъ Гладкій, заперся было тамъ для защищенія, однакъ вскорЂ его тамо жъ убито, и понеже то.мЂсто было имъ главнЂйшимъ убЂжищемъ, то для того нарочно до основанія разорено и въ пепелъ обращено прочимъ для образца и страху.

Князь Радзивилъ, возвратясь изъ элекціи Короля Польскаго, хотя и время не было способное къ продолженію войны, однимъ слухомъ прибытія своего усмирилъ города Туровъ и Гродскъ и положился съ войскомь своимъ лагеремъ подъ Мозыромъ, который, хотя и чрезъ многіе дни съ великою упрямостію защищалъ себя, однакъ, наконецъ, взятъ былъ штурмомъ по искуству нЂкотораго Подполковника полку Радзивиловаго, гдЂ и Михненко, одинъ изъ бунтовщицкихъ начальниковъ, пойманъ, которому Князь тотчасъ приказалъ палачу голову отрубить и настромить на замковую вежу.

Оттуда маршироваль онъ съ войскомъ своимъ къ рЂкЂ БерезинЂ, гдЂ осадилъ городъ Бобройско, но онаго обыватели испросили себЂ милость, на той кондиціи, чтобы имъ отложить свое оружіе, а тЂхъ, которые причиною возмущенія, или кои съ Козаками имЂютъ согласіе, выдать. Виновные сему, извЂстясь о такомъ предпріятіи, скрылись въ кучу бервенъ и, предпочитая вольную смерть лучше, нежели коею грозилъ побЂдитель, зажгли сами себя тамо. Продубичь, которыи бунтовщиками командовалъ, принялъ тако жъ съ прочими достойное бунтамъ своимъ наказаніе.

Зима и перемиріе поудержали войну въ ЛитвЂ, такъ какъ и въ ПольшЂ, на нЂсколько мЂсяцей; но Хмельницкій, вступивъ на веснЂ внутрь Королевства, отправилъ опять въ Литву Илью Голоту съ десятью тысячами человЂкъ для зачатія вновь воины, къ которымъ многіе бунтовщики мужики тотчасъ совокупились.

Тотъ Козацкій Генералъ думалъ напасть на партію Литовской арміи, которая была на кантониръ квартирахъ въ ЗагалЂ, при рЂкЂ Припеть, однакъ Радзивилово войско, собравшись въ скорости, прогнало его оттуда и, загнавши въ болота, одержало надъ нимъ побЂду, на мЂсто котораго опредЂленъ отъ Хмельницкаго Стефанъ Подобайло, съ тЂмь наставленіемъ, чтобъ онъ сталъ ретраншаментомъ между ДнЂпромъ и Сожью, что онъ и учинилъ, а притомъ зажегъ городъ Лоевъ, опасаясь, чтобы то мЂсто не могло быть убЂжищемъ ЛитвЂ, изъ стороны которой отправленъ былъ Гонзіевскій съ нЂсколькими полками для недопущенія его къ произвожденію таковыхъ предпріятій, который инфантерію свою и отправилъ въ суднахъ по ДнЂпру, а самъ сталъ на такомъ мЂстЂ, кое весьма способное было къ препятствію въ Подобайловомъ намЂреніи. Хмельницкій прислалъ еще въ помощь Подобайлу тридцать тысячей человЂкъ подъ командою Кршичевскаго, шляхтича Польскаго.

Сей нЂкогдась постарался о свободЂ Хмельницкому, когда онъ взятъ былъ Поляками въ нЂкоторомъ случаЂ подъ караулъ, да и самъ отъ Хмельницкаго получилъ таковую жъ милость по побЂдЂ прошлаго года Польской арміи подъ Корсуномъ, котораго Хмельницкій почитая, принялъ пріятнымъ лицемъ въ службу свою. Онъ, пришедши въ Литву и переправившись чрезъ рЂку Припеть, здЂлалъ видъ, какъ бы овладЂть хотЂлъ РЂчицею городомъ, положеніемъ авантаженъ, однакъ, оставя то, маршировалъ прямо къ лагерю Князя Радзивила, воображая себЂ, по забратіи справки о отправленіи отъ того Принца нЂкоторыхъ полковъ противу его, что онъ легко его преодолЂть можетъ, прибылъ туда ни кЂмъ невЂдомъ, однакъ Ходорковичь на первой шумъ вышелъ тотчасъ съ кавалеріею и, подкрЂпляемъ четырьма стами пЂхоты подъ командою ПодлЂка и Юскевича, давалъ отпоръ первымъ Козацкимъ усиленіямъ; между тЂмъ какъ Козаки разными задерживати были сопротивленіями, то остальное Литовское войско имЂло время стать въ ордеръ баталію. Гонзіевскій и НЂваровичь съ гусарами лЂвое непріятельское крыло аттаковали и погнали его въ лЂсъ, состоящій не подалече оттуду. Козаки сначала велипкой дали огонь и многихъ изъ тЂхъ, кои далЂе гнались за ними, убили, однакъ послЂ, когда далЂе пробрались въ лЂсъ, то Поляки были уже не †состояніи тамъ дать баталію.

Въ то же самое время нЂсколько эскадроновъ, коихъ горячность къ баталіи завела было въ отдаленость, окружили Козаки и уже хотЂли было пересЂчь всЂхъ на куски, но счастіе имъ пособило; ибо Комаровскій, котораго Князь Радзивилъ прежде баталіи отправилъ противу непріятеля съ тысячью человЂкъ для забратія объ немъ извЂстія, на ту акцію поспЂшилъ. Командующій правымъ Козацкимъ крыломъ, усмотрЂвъ прибытіе, той помощи и будучи въ мнЂніи томъ, что и болЂе еще того будетъ, а паче думая нЂтъ ли еще кого въ засадЂ, ретировался тако жъ въ лЂсъ и, не думая быть и тамъ въ безопасности, здЂлалъ ретраншаментъ. На сіе Козацкій Генералъ, Подобайло, прискакалъ въ помощь съ двадцатью тысячей человЂкъ и переправилъ ихъ всЂхъ чрезъ ДнЂпръ на суднахъ, однакъ поздно уже то было; а если бы тотъ Генералъ мало прежде, когда еще войско не раздЂлилось, прибылъ на помощь, то бы армія Литовская, безъ сумнЂнія, пришла въ крайнюю опасность. Между тЂмъ, только что Подобайлово войско на половину дороги отошло и начало дЂлать ретраншаменты, Князь Радзивилъ маршировалъ прямо на него и, по многой пробЂ безпрестаной пальбы, привелъ Козаковъ въ безпорядокъ и загналъ ихъ въ рЂку, гдЂ такъ много ихъ побилъ и потопилъ, что отъ четырехъ тысячей и пяти ста человЂкъ осталось только отъ трехъ до четырехъ сотъ человЂкъ, кои плаваніемъ спаслися. Полковники: Тизенгаузенъ, Нольдъ и Фектмань съ своими иноземцами гнались всЂ въ слЂдъ за остальными Козаками, кои спЂшили соединиться съ таборомъ своимъ къ Кршичевскому. Сей Генералъ вышелъ было слЂва, куда онъ прежде ретировался, для принятья ихъ, однакъ тотчасъ гусары и паки погнали его, за чЂмъ принужденъ вскорЂ дЂлать ретраншаментъ изъ лежачаго дерева и изъ всего, что ему ни попалось въ руки, не смотря и на мертвыя тЂлеса; слЂдующей же ночи, когда извЂстился отъ шпіоновъ своихъ, что Князь Радзивилъ приуготовляется атаковать его опять, то онъ, оставя на мЂстЂ множество богажу, ретировался оттуду далЂе какъ можно скорЂе, при которой ретирадЂ, когда и самъ многими ударами раненъ былъ и далЂе итти съ войскомъ не въ состояніи, то за тЂмъ и принужденъ былъ остаться на дорогЂ, гдЂ и попался въ руки ЛитвЂ, въ которыхъ лагерЂ послЂ того за нЂсколько времени и умре.

Не смотря на таковое несчастіе, война зажигалась сильнЂе; шестьдесятъ тысячей Козаковъ переправились уже чрезъ Припеть въ БабыцЂ для учиненія новыхъ на Литву нападеній и для учрежденія тамъ своей партіи; но когда миръ въ Зборо†заключенъ, то, за силою трактатовъ, всЂ тЂ Козаки такъ изъ Литвы, якои изъ Польши, выступили прочь.